Появление Porsche Cayenne первого поколения разделило поклонников марки на два лагеря и вызвало коренные потрясения в самой компании. Выражаясь терминологией «Игры престолов», Cayenne в известной степени «бастард» — дворянин, рожденный от простолюдинки, дитя Porsche и Volkswagen. А по факту — автомобиль, которые привел марку к новой эре успеха и сверхприбылей. Пока в Германии гремит премьера кроссовера нового поколения, мы вспоминаем, как рождался старый, самый первый.

Предок Cayenne мог появиться раньше, но на это не было денег

Porsche были готовы к выпуску внедорожника еще в пятидесятых. Да, это был всего лишь неудачный проект боевой машины для Бундесвера, но не будем забывать, что похожим образом на свет появился Mercedes-Benz G-класса и Jeep Wrangler. Porsche 597 Jagdwagen с оппозитником от купе 356 проиграл в тендере более удачному с экономической точки зрения DKW Munga разработки Auto-Union, но в Porsche не оставили надежды построить другую машину такого плана.

Интерес Ферри Порше проявил и к появившемуся в семидесятых Range Rover. В компании всерьез задумались над похожей машиной на приподнятом шасси Porsche 911, но на это никогда не хватало денег и ресурсов. Большие планы, маленькая компания – в конце концов, мечты вылились в гоночный Porsche 953, победивший в Дакаре, и гамму полноприводных Porsche 911 Carrera 4.

Когда деньги появились, их хватало только на половину машины

В середине 1990-х плачевное финансовое здоровье компании начало поправляться. Новый босс, Венделин Видекинг, позже вытесненный из Porsche Фердинандом Пихом, провел реорганизацию – были введены меры бережливого управления и производства, радикально изменился модельный ряд.

Из-за дефицита у компании свободных средств Boxster (слева) и 911 (справа) в конце девяностых были унифицированы настолько, насколько это вообще возможно для среднемоторной и заднемоторной машины

Из-за дефицита у компании свободных средств Boxster (слева) и 911 (справа) в конце девяностых были унифицированы настолько, насколько это вообще возможно для среднемоторной и заднемоторной машины

Ради экономии новые Porsche Boxster и 911 (впервые с семидесятых с полностью новым кузовом и двигателем с водяным охлаждением), были унифицированы примерно на 50 процентов. После выпуска подкрашенных «старых кляч», Porsche 944 и 968, марка снова начала выпускать современную продукцию и с 1995 года вышла в прибыль.

Взгляд Видекинга теперь был обращен в будущее – на растущий сегмент кроссоверов.

Одна из самых эффектных премьер девяностых: новейший Jeep Grand Cherokee въезжает в витрину Кобо-центра в Детройте. Америку тогда захлестнул настоящий бум автомобилей класса SUV.

Одна из самых эффектных премьер девяностых: новейший Jeep Grand Cherokee въезжает в витрину Кобо-центра в Детройте. Америку тогда захлестнул настоящий бум автомобилей класса SUV.

В девяностых популярность внедорожников озолотила Большую тройку в США, самом крупном для Porsche рынке сбыта. Найти средства на собственный кроссовер в двухтысячных не составило бы труда, но в девяностых у компании хватило бы денег только на половину такой машины.

Cayenne мог стать совместной моделью с Mercedes-Benz

Как и в случае с внедрением коробки передач PDK десятью годами ранее, у Porsche был только один способ довести проект до конвейера – найти стратегического партнера, который разделил бы расходы на инжиниринг и производство.

Mercedes-Benz AAV Concept – так выглядел выставочный прообраз будущего кроссовера ML. Обратите внимание на мерседесовские звезды даже на протекторе

Mercedes-Benz AAV Concept – так выглядел выставочный прообраз будущего кроссовера ML. Обратите внимание на мерседесовские звезды даже на протекторе

И первым в этом списке оказался Mercedes-Benz, который как раз думал поправить дела в США удачной заменой G-Wagen (в какой раз в истории), а, в конце концов, пришел к совсем другому проекту – кроссоверу ML. Благо, доехать боссам Porsche до офиса «Мерседеса» можно было даже на такси, так что между двумя компаниями из Штутгарта начались активные переговоры. Которые быстро зашли в тупик.

В Daimler видели Porsche не как участника совместного проекта со своей долей и сферами ответственности, а как стороннего покупателя платформы, который позволил бы снизить ее себестоимость. Следующим логическим решением было обратиться в Volkswagen, руководителем которого на тот момент был внук Фердинанда Порше, Фердинанд Пих.

Пытаясь увеличить продажи в США, Volkswagen даже пытался продавать американцам пикап на базе Golf, но Porsche предложили сделать вместе кое-что более стоящее.

Пытаясь увеличить продажи в США, Volkswagen даже пытался продавать американцам пикап на базе Golf, но Porsche предложили сделать вместе кое-что более стоящее.

Сложные семейные отношения древа Порше в разные времена приводили и к благим, и к катастрофическим последствиям, но в этот раз оказались очень кстати. Porsche и Volkswagen могли разделить расходы на модели Cayenne и Touareg, не вступая при этом в прямую конкуренцию. Во всяком случае, до появления Audi Q7.

Для Cayenne не было инженерных и производственных ресурсов

К моменту объявления о начале совместной работы в 1998 году Porsche все еще оставалась маленькой независимой компанией, которая выпускала 38 тысяч автомобилей в год, – одних «Каенов» сегодня производится в два раза больше.

Компания, по идее, должна была взять на себя ведущую роль в разработке платформы кроссоверов, но у нее на это просто не хватало инженеров. А завод в Цуффенхаузене в то же самое время был перегружен растущим спросом на новые Porsche 911 (996).

Porsche пришлось открыть дополнительный офис между Вайзахом и Штутгартом и построить новый завод, который изначально был рассчитан на выпуск всего 20 тысяч машин в год. Чтобы снизить себестоимость производства, фабрику сознательно построили в Восточной Германии, где рабочая сила обходилась дешевле.

Модельная линейка Porsche в начале двухтысячных. Прибыли от Cayenne вскоре позволили увечить количество моделей вдвое

Модельная линейка Porsche в начале двухтысячных. Прибыли от Cayenne вскоре позволили увечить количество моделей вдвое

Появившись на рынке, Porsche Cayenne стал не просто самой новой, самой нетипичной (если не вспоминать тракторы Porsche) самой доходной и самой критикуемой моделью марки – эта модель изменила всю структуру компании и, в конечном итоге, ее судьбу. В середине двухтысячных Porsche уже не боролась с убытками, а едва не поглотила весь концерн Volkswagen. Но это уже совсем другая история. \m

Иллюстрации: компаний Porsche, VW и Mercedes-Benz