Дьяков: «Вертикаль власти – это когда все назначаются сверху донизу. А в Молдове происходят выборы»

143

Думитру Дьяков – о том, как развиваются отношения между парламентским большинством и президентом Игорем Додоном спустя два месяца после инаугурации


Свободная Европа: Г-н Дьяков, вашей партии недавно исполнилось 20 лет. Какую роль она играет сегодня?

Думитру Дьяков: Довольно важную. Если честно, эта роль была задумана с самого начала. Есть и другие партии, которым удалось выжить, но их биография подходит к концу. Надеюсь, Демократической партии отведена долгая жизнь.

Свободная Европа: Многие политики прошли через ДПМ. Задержались единицы, и очень многие покинули демократов. Вы не задумывались, почему так происходит?

Думитру Дьяков: Может, это и нескромно, но лидеры партии думали о себе, не о партии. Я думал и думаю о партии, и говорю, прежде всего, о партии, а не о конкретных людях. В Кишиневе нас десять человек, а на местах – десятки тысяч. Партия сегодня присутствует в каждом населенном пункте, в каждом райцентре, в каждой административно-территориальной единице.

Свободная Европа: Это означает вертикаль власти?

Думитру Дьяков: Вертикаль власти – это когда все назначаются сверху донизу, как это происходит в других странах вокруг нас. А в Республике Молдова происходят выборы, мэры избираются, и советники избирают председателя. Следовательно, нельзя говорить о вертикали власти.

Если судить по географии, по присутствию представителей ДПМ – то да, получается, сверху донизу люди Демпартии, которые отвечают за все, что происходит сегодня.

Свободная Европа: Политические оппоненты обвиняют вас в том, что значительную часть членов партии вы переманили…

Думитру Дьяков: Когда партия находится у власти, то чем партия сильнее, тем больше ее критикуют политические оппоненты.

Свободная Европа: А за какие результаты вас можно хвалить?

Думитру Дьяков: Другое дело, что методы занятия политикой в Республике Молдова – и оппозиции, и власти – немного специфические. Мы можем гордиться тем, что мы накопили необходимый опыт, у нас есть традиции, которые должны соблюдать и партии, и население, и избиратели.

Свободная Европа: И все-таки, несколько конкретных результатов, за которые граждане могут вас похвалить?

Думитру Дьяков: Думаю, их много. В 1998-2001 гг., когда Демократическая партия впервые пришла во власть, спикер парламента, парламентское большинство, премьер-министр – все представляли Демпартию. Население было недовольно качеством жизни, переменами в Республике Молдова.

Мы пришли в 98-ом году – и что констатировали? Все законодательство было советским. Нам пришлось проводить территориальную реформу, реформу местного публичного управления, принимать бюджетную систему, основанную на рыночной экономике, изменять пенсионную систему, адаптировать ее к рынку, и многое другое. Власть поняла, что если мы не сделаем всего этого, то произойдет полный обвал. Население ждало от власти решения назревших проблем, повышения пенсий и зарплат.

Свободная Европа: …благосостояния…

Думитру Дьяков: Благосостояния, да.

Свободная Европа: И вы, политики, начали проводить реформы, чтобы это процветание пришло в каждый дом.

Думитру Дьяков: Но благосостояния без экономического роста не бывает.

Свободная Европа: Почему вы не сделали акцент на экономике?

Думитру Дьяков: Смотрите, что происходит. Может ли такая страна, как Республика Молдова, которая не обладает особыми материальными ресурсами, процветать, если страна не проводит внутренние реформы, если не наладить экономику?

И как можно наладить экономику, если четыре года ты идешь в одну сторону, а потом разворачиваешься на 180 градусов и следуешь в другом направлении?

Свободная Европа: Демократические, проевропейские партии находятся у власти с 2009 года. И где мы очутились? Молдова стоит на краю пропасти – так говорят граждане и партнеры по развитию.

Думитру Дьяков: Я только что провел встречу с одним послом, который сказал следующее: «В начале 2016 года мы уже думали, что Молдове на ноги не встать». А Молдова завершила год с экономическим ростом, который нашел отражение в статистике. В жизни людей, к сожалению, пока нет. Но достигнута политическая стабильность…

Свободная Европа: У вас богатый политический опыт. Скажите, как получилось, что ДПМ прошла в парламент с 19-ю мандатами, а сейчас вы обладаете всей властью в Молдове. И более того: лишь один человек, лидер вашей партии, держит в руках все рычаги…

Думитру Дьяков: Это политические комментарии или политические взгляды оппонентов.

Свободная Европа: А ваши объяснения?

Думитру Дьяков: Мои объяснения – все вполне законно, как бы это странно ни выглядело. Были периоды, когда уходили из Демпартии, уходили в Партию коммунистов, потому что она была более сильной, а Демпартия подвергалась давлению со всех сторон. И отдельные слабохарактерные люди, карьеристы и другие случайные элементы уходили к ним.

Свободная Европа: А сейчас к Демпартии примыкают депутаты из других фракций.

Думитру Дьяков: Для меня, как лидера партии, это было обидно, было больно.

Свободная Европа: От вас уходили к коммунистам, а сейчас от коммунистов идут к вам.

Думитру Дьяков: И не только от коммунистов. Откалывались и от других, если помните.

Свободная Европа: Помню.

Думитру Дьяков: Был период, когда я обратился к тогдашнему руководству, г-ну Воронину, пытался его убедить пересмотреть Конституцию, чтобы запретить парламентский туризм. Был, просил, объяснял, что это ненормально. Сказал ему: «Для Демпартии это прошло, такая проблема для нас уже не стоит, но явление осталось».

На что г-н Воронин ответил: «Думитру, это не по-европейски – запрещать депутатам передумывать со временем, пересматривать свои взгляды».

Свободная Европа: И сейчас вы мстите за это?

Думитру Дьяков: Он прикрылся европейским опытом. Из сильной партии люди не уходят, а уходят из той, которая не может обеспечить депутатам возможности для работы и т.д. Посмотрите – из какой партии в какую уходят. Не могу сказать, что мне лично это нравится, но все вполне законно.

Во-вторых, люди ищут возможности проявить себя. Согласен, это можно называть по-разному, но почему не видеть в этом и хорошую сторону?

Демократическая партия решила принять этих людей, руководствуясь отнюдь не эгоистическими интересами – стать главной составляющей в правящем альянсе, стать партией номер один в Молдове, а желанием дать Молдове шанс и довести мандат до конца. Чтобы попытаться доказать, что можно управлять демократическими методами, можно придерживаться европейского курса – и в этих условиях.

Свободная Европа: Какова вероятность реформирования нынешнего большинства?

Думитру Дьяков: Серьезных перемещений не будет. Практически большинство депутатов определились. Я не исключаю, что коалиция может пополниться двумя, тремя, четырьмя депутатами. Есть несколько независимых депутатов, которые пока не определились. Но вот уже полгода нет никаких уходов-приходов.

Свободная Европа: Г-н Додон как президент входит в систему власти?

Думитру Дьяков: По идее, президентский институт должен разделить с исполнительной и законодательной властью ответственность за все происходящее в стране. Легко быть президентом в оппозиции. Легко быть президентом-критиком. Но я считаю, что президент, на которого по Конституции ложится большая ответственность, должен найти возможность взаимодействовать с властью на благо страны.

Я обрадовался, когда г-н Додон заявил, что хочет быть президентом для всех. Честно скажу, я не против, чтобы он был и моим президентом, мне очень хочется, чтобы г-н президент нашел общий язык с властью. Пусть и не по всем вопросам, но по основным-то он должен найти.

Потому что народ и мош Василе, который за него проголосовал, делал это не по идеологическим или геополитическим соображениям.

Свободная Европа: Но именно геополитический фактор стал камнем преткновения между институтами государства.

Думитру Дьяков: Это элементы предвыборной кампании.

Свободная Европа: Предвыборная кампания завершилась, но г-н Додон по-прежнему выступает за максимальное сближение Молдовы с Россией. С другой стороны, мажоритарная коалиция утверждает, что с европейского курса сворачивать нельзя. Как сосуществуют эти диаметрально противоположные мнения?

Думитру Дьяков: Демократическая партия, ее руководство и лично я никогда не были против сотрудничества с Российской Федерацией. Об этом мы неоднократно заявляли публично. Я и с трибуны парламента об этом говорил.

Свободная Европа: Но Москва недовольна тем, что Молдова подписала Соглашение об ассоциации с ЕС.

Думитру Дьяков: С Москвой нужно разговаривать, выяснять, что именно ее не устраивает. Я слышал от многих высокопоставленных российских чиновников примерно следующее: «Мы хотим, чтобы Молдова была предсказуемой». Кто мешает нам сказать: «Да, мы за европейский путь развития, но мы хотим с вами дружить?»

Но когда в Молдове кто-то появляется и говорит: «Нет, я сверну с европейского курса, дальше я пойду с вами», – конечно, в Москве найдется кто-то, кому такое заявление понравится больше. И вот вам пожалуйста очередной повод для расслоения общества. И самое обидное, что клинья вбивают не кто-то со стороны, а свои, домашние.

Мне бы хотелось, чтобы г-н Додон был более прагматичным. Никто палки в колеса ему вставлять не собирается. Я лично готов сделать все возможное для того, чтобы мы сблизились, решали вместе проблемы, которые разделили нас с Россией, – но шутить с курсом страны недопустимо. Мы выбрали европейский путь. Это не значит вести Молдову в ту или иную сторону, это значит наладить жизнь у себя дома.

Свободная Европа: Соглашение об ассоциации можно аннулировать или пересмотреть?

Думитру Дьяков: Соглашение об ассоциации пересмотру и, тем более, отмене не подлежит. Но это не значит, что по ходу действия исключены обсуждения. Там тоже люди, которые понимают ситуацию, и отдельные уточнения или корректировки возможны.

Свободная Европа: Вы по-прежнему считаете, что Молдова должна подать заявку о присоединении к ЕС?

Думитру Дьяков: Только не популистскую.

Свободная Европа: Ваш бывший партийный лидер обещал, что в 2018 году Молдова подаст такую заявку…

Думитру Дьяков: Это тоже было связано с предвыборной кампанией. Мы можем подать заявку, и я надеюсь стать свидетелем этого события. Но это произойдет лишь тогда, когда мы совместно согласуем все вопросы. Мы можем внести заявку, но это лишь вызовет снисходительные улыбки в Брюсселе: «Подождите, люди добрые, вы на каком свете, какая еще заявка?!»

Заявление о присоединении предполагает и ответ, это дорога в оба конца: мы – туда, они – сюда. Поэтому в некотором роде это и спекуляции прессы: «Вы когда подаете заявку? На следующей неделе? А этот вот уже завтра собирается подавать…»

Свободная Европа: Зависит от ответа тех, кто управляет страной.

Думитру Дьяков: И вы в некотором роде управляете. В медийном пространстве.

Свободная Европа: Мы задаем вопросы, а ответы за вами.

Думитру Дьяков: Согласен, правила принимаются. И я отвечаю: подать заявку на присоединение к ЕС следует тогда, когда ситуация для этого созреет…

Свободная Европа: И когда Молдова будет готова сделать этот шаг?

Думитру Дьяков: Думаю, если мы, власть, докажем свою серьезность, докажем, что мы выполняем свои обязательства. В прошлом году мы практически выполнили все обязательства перед Европейским союзом.

Свободная Европа: Дорожную карту выполнили, но в том, что касается Соглашения об ассоциации, хвосты еще есть.

Думитру Дьяков: Есть, но мы этому не рады, мы сожалеем и стремимся их устранить. Есть и такие, кто радуются. Я думаю, что это наша общая задача. И что президентскому аппарату тоже не мешало бы прислушаться к тому, что должна сделать Республика Молдова, и делать все сообща.

Свободная Европа: На данный момент в правительстве нет двух министров: министр обороны снят, а министр информационных технологий и связи назначен на другую должность. Сейчас правительству надо предложить кандидатуры на утверждение президенту. Как все произойдет?

Думитру Дьяков: У нас есть Конституция, и есть решение Конституционного суда, согласно которому президент утверждает изменения в составе правительства.

Я слышал заявление г-на Додона о том, что он не утвердит кандидатуры ни под каким видом. Не должен президент страны говорить подобные вещи. Назначение министра обороны – это прерогатива власти, правящей коалиции и правительства.

Свободная Европа: Так когда будут назначены министры?

Думитру Дьяков: Надеюсь, в конечном счете у нас будет и один, и второй министр. Вам известно, что сейчас идет тщательный анализ структуры правительства. Может, доведем до конца реструктуризацию правительства, сделаем его более эффективным. Это – первая задача. Конечно, речь идет и об экономии ресурсов, но главная цель – повышение эффективности исполнительной власти.

Свободная Европа: Почему ДПМ за все эти годы, что партия входит в правящую коалицию, не претендовала на пост министра обороны? Так уж сторговались?

Думитру Дьяков: Нет. Так договорились.

Свободная Европа: Чем вызван мой вопрос? Сравнительной сдержанностью вашей партии, когда заходит речь об отношениях Республики Молдова с Североатлантическим альянсом…

Думитру Дьяков: Нет, уверяю вас, нет. Просто есть экономические ведомства, гуманитарные, и есть силовые структуры. И в результате обсуждений мы выяснили, у какой партии наиболее подходящие люди для того или иного сегмента.

Свободная Европа: На уровне правящей коалиции окончательное решение по поводу открытия бюро по связям НАТО в Кишиневе уже принято?

Думитру Дьяков: Решение принято в парламенте.

Свободная Европа: И прибито гвоздями? Бюро будет открыто?

Думитру Дьяков: Думаю, да.

Свободная Европа: Когда? Г-н Додон в Брюсселе просил европейских чиновников не торопиться.

Думитру Дьяков: Европейские чиновники ведут диалог с правительством и работают с кабинетом министров. Президент Республики Молдова не имеет прямых полномочий в этой области, скорее, он выступил с политическими заявлениями.

Свободная Европа: Президент Додон здесь, в кишиневской студии Свободной Европы заявил, что в этом году в Молдове возможны два референдума: один по отмене закона о преобразовании в госдолг украденного миллиарда, и второй – о предоставлении президенту дополнительных полномочий, в частности, по роспуску парламента. Как вы расцениваете эти инициативы главы государства?

Думитру Дьяков: Я думаю, первый референдум – это чистейший популизм. Г-н Додон говорил об этом и во время предвыборной кампании. Как бывший министр экономики г-н Додон не может не знать, что если правительство взяло какой-то кредит и обязалось его вернуть, то это надо сделать. Другое дело, что соответствующие институты государства должны заняться поиском украденных денег и вернуть их. Но погасить долг правительство обязано.

Любая международная организация, которая смотрит на нас и оценивает всю эту возню, думает: «Люди добрые, вы это серьезно? Меня не интересует, как звали премьер-министра, подписавшего это соглашение и принявшего это решение. Есть правительство Республики Молдова – ему и держать ответ».

И г-н Филип должен был сделать то, что он сделал. Что же касается населения – мол, спросим народ, что он скажет – конечно, люди – за то, чтобы этих денег не возвращать. Но как бывший министр экономики г-н Додон прекрасно знает, как работает закон рыночной экономики: взял в долг – так верни. А соответствующие структуры должны заняться поиском этих денег.

Свободная Европа: И второй референдум – о предоставлении президенту полномочий по роспуску парламента…

Думитру Дьяков: Я и раньше говорил, что прямые выборы президента обязательно завершатся таким вот пинг-понгом. У нас и раньше были президенты, вечно недовольные своими полномочиями. Были и с г-ном Снегуром беседы на эту тему, были и с г-ном Лучинским, который инициировал свой референдум. И чем все закончилось?

Г-ну Додону вот тоже не нравится. Давайте попробуем поработать один мандат, попытаемся доказать, что всем нам – и президенту, и исполнительной власти, и законодательной – не безразлична ситуация в стране. И будем работать на благо страны, на какой бы должности кто ни находился и какую бы идеологию ни исповедовал. Лично мне хотелось бы видеть как можно меньше идеологии, как можно меньше популизма в действиях президента. Тогда, я уверен, и дела пойдут лучше.

Свободная Европа: Возможность досрочных парламентских выборов вы исключаете?

Думитру Дьяков: Я – исключаю. Думаю, с нашей стороны было бы большой глупостью пойти на досрочные выборы.

Свободная Европа: Но депутаты действующего созыва могут изменить законодательство о выборах? Сейчас очень много говорят о смешанной системе…

Думитру Дьяков: Говорят. Я слышу много спекуляций. На данный момент нет проекта закона на этот счет. Есть тема, которая исходит от населения. И лично мне очень не хотелось бы, чтобы этот вопрос превратилась в очередной популизм. Поэтому надо все взвесить, посмотреть и посоветоваться.

Свободная Европа: По мнению экспертов, такая реформа может привести к осложнениям, потому что возникнет вопрос, какие округа и как открывать на левом берегу Днестра.

Думитру Дьяков: Это тоже проблема. Поэтому мы очень внимательны и осмотрительны. С другой стороны, действующая система выборов в любом случае нуждается в пересмотре, не сегодня – так завтра, но рано или поздно это произойдет, потому что в обществе есть такое ожидание, да и мы выступаем за более тесную связку депутатов и избирательных округов.

А смешанная система – это как? 50 на 50? Я считаю, что пусть все депутаты избираются по округам, но – по партийным спискам. Во всяком случае, мы ведем диалог и ищем оптимальное решение. После консультаций с нашими внешними партнерами, с международными специализированными институтами, с гражданским обществом будет принято решение.

Свободная Европа: Демократическую партию устраивают выборы по округам?

Думитру Дьяков: Я очень не хочу голосовать за то, что выгодно той или иной партии. Сегодня, может, и выгодно, а завтра – кто знает? История полна таких примеров. Мы не должны исходить из того, что выгодно нам сегодня. Мы должны принимать хорошие законы, основанные на опыте других стран и с традициями, проверенными жизнью.

Свободная Европа: В двух словах – о поисках устойчивого урегулирования приднестровской проблемы. Игорь Додон встретился с главой региона Вадимом Красносельским. Это позволяет надеяться на то, что в ближайшее время на стол переговоров ляжет проект о статусе Приднестровья?

Думитру Дьяков: В любом случае, этот вопрос не решить без активного участия обеих сторон – Кишинева и Тирасполя. Плюс еще и этот механизм, формат «5+2».

Свободная Европа: Но за Тирасполем, говорят, стоит Москва.

Думитру Дьяков: Мы должны найти золотую середину, должны осознать свое место в этом процессе. Поэтому поездка г-на Додона и проведенные там дискуссии должны стать хорошим началом…

Свободная Европа: Федерализация – это выход?

Думитру Дьяков: …но не только г-ну Додону – надо ехать всей правительственной командой, которая участвует в этом процессе. Надеюсь, действующий председатель ОБСЕ пополнит в этом смысле наш опыт.

Свободная Европа: Федерализация – это выход? Ваш-то ответ какой?

Думитру Дьяков: Ответ следующий: уважаемые коллеги, на территории Республики Молдова мы уже имеем Гагаузскую автономию. Так что если говорить строго юридическими терминами, то здесь уже присутствуют элементы федерализации. И если мы будем решать…

Свободная Европа: Тирасполь не согласен на статус, аналогичный АТО Гагаузия…

Думитру Дьяков: Это уже другой вопрос. И если мы будем решать приднестровскую проблему, исходя из этого опыта Республики Молдова, то есть, по аналогии с Гагаузской автономией – плюс отдельные элементы, которые придется обсуждать, – я не вижу в этом особой проблемы. Если же тот, кто говорит о федерализации, имеет в виду нечто другое, – конфедерацию, то это другой вопрос.

То, что Приднестровье более привязано к Москве, и что Москва поддерживает Приднестровье, – ни для кого не секрет. Мы должны сесть за стол переговоров, пригласить всех наших партнеров к диалогу, проявить предельную открытость и активность. Но приднестровский вопрос будет решен тогда, когда мы здесь покончим с внутренними дрязгами и начнем уделять этой проблематике больше времени и внимания, когда сможет предложить Приднестровью что-то конкретное.

Свободная Европа: Ранее вы говорили о необходимости налаживания хороших отношений между Кишиневом и Москвой. Кто улучшит эту связь – власть или институт президента?

Думитру Дьяков: Я не хочу проводить различия…

Свободная Европа: Но, хотим мы этого или нет, у каждого – свои намерения…

Думитру Дьяков: Потому что институт президента и власть, с точки зрения моша Василе, это одно и то же: и этот босс, и тот начальник…

Свободная Европа: Но Москва в Кишиневе ведет диалог с двумя партнерами – с правительством и с аппаратом президента.

Думитру Дьяков: Но я уже сказал, что мы сами виноваты в том, что у нас два голоса. Мы должны ездить и в Москву, и в Брюссель, и в Вашингтон, ездить и говорить одним голосом. Если же мы преднамеренно говорим двумя голосами, то нас и воспринимать будут соответствующим образом.

Разноголосица усиливает раскол и порождает чувство недовольства тем, что республика разделена: я беру одну часть, а ты возьми другую…

Назовите еще хоть одну страну на постсоветском пространстве, которая так же разделена, как Республика Молдова! Поэтому и президент, у которого впереди четырехлетний мандат, и мы, исчерпавшие уже половину своего мандата, должны попытаться доказать, что за оставшиеся два года мы сможем совместными усилиями решить многие из проблем Республики Молдова, сможем сделать жизнь наших граждан лучше.

Свободная Европа: У Демпартии подписано соглашение с «Единой Россией».

Думитру Дьяков: Было такое.

Свободная Европа: Его больше нет?

Думитру Дьяков: Нет, оно не работало так, как хотелось бы.

Свободная Европа: Тем временем, в Москву поехала лидер фракции социалистов Зинаида Гречаная, и на встрече с Дмитрием Медведевым было заключено соглашение между ПСРМ и «Единой Россией».

Думитру Дьяков: Да. Осуждать за это их мы не можем. Партия социалистов заключила соглашение о сотрудничестве между двумя партиями.

У нас были хорошие, конструктивные отношения как минимум с двумя российскими партиями. Надеюсь, эта волна эйфории спадет, и мы тоже наладим хорошие отношения. Во всяком случае, как страна мы хотим наладить хорошие отношения.

Свободная Европа: И в заключение – во что обходится содержание партии в Республике Молдова?

Думитру Дьяков: Слава Богу, я к этому не имею никакого отношения.

Свободная Европа: Сейчас вы не ведете учет деньгам.

Думитру Дьяков: Да.

Свободная Европа: Но это дорогое удовольствие – содержать политформирование?

Думитру Дьяков: Разумеется, содержать партию дорого, и не только в Молдове, но и в любой стране. Сейчас вступил в действие…

Свободная Европа: …закон о финансировании партий.

Думитру Дьяков: …и финансирование будет производиться из бюджета. Это абсолютно нормальная вещь.

Свободная Европа: А прежде-то где партия брала деньги?

Думитру Дьяков: Каждый выкручивался, как мог.

Свободная Европа: Г-н Плахотнюк удовлетворен постом партийного лидера? Или он метит повыше?

Думитру Дьяков: Каждый партийный лидер к чему-то стремится. Я думаю, главное стремление в эти дни – я имею в виду юбилейные даты, например, 20-летие партии – чтобы партия была сильной, отвечала чаяниям людей, отвечала своему изначальному предназначению, была эффективным посредником на политической сцене страны.

Потому что у нас есть крайне правые и крайне левые группировки, порой радикальные и агрессивные, которые разжигают страсти в Республике Молдова. И долг Демократической партии усадить их за общий стол, пустить по кругу трубку мира, а если они схлестнутся еще сильнее – успокоить и развести.

Свободная Европа: Кто играет более весомую роль – Демпартия или г-н Плахотнюк? Чья роль важнее на данный момент?

Думитру Дьяков: Для меня важна роль партии в обществе и в стране, важно, что делает партия во власти, чем занимается на местах, как относится население к ее представителям. И должен сказать, что у нас есть тысячи людей, которые отлично выполняют свою работу. И партия, как политическое образование, играет крайне важную роль в жизни страны.

Свободная Европа: Не будь г-на Плахотнюка, ДПМ может исчезнуть?

Думитру Дьяков: Г-н Плахотнюк – сильный и активный лидер. Возможно, как партийный лидер, он еще не проявил себя во всей полноте. Мы должны ему помочь, должны работать вместе.

Свободная Европа: Я спросила: без г-на Плахотнюка Демпартия может исчезнуть?

Думитру Дьяков: Исчезнуть – нет. Стать менее заметной, быть менее в центре – возможно. Думаю, что то, что можно отметить на данный момент как положительный элемент, – это новые веяния в партии, новый лидер, который делает все, чтобы его партия максимально себя проявила. И это хорошо.

Comments

comments