фото: Valentina Ursu (RFE/RL)

Почему европейская интеграция не стала национальной идеей, как выстоять Молдове с учетом давления России, как могут объединиться два берега Днестра? Свободная Европа беседует с бывшем спикером парламента.

Свободная Европа: Откуда пошла Молдова 26 лет назад, когда обрела свою независимость, – и куда пришла?

Игорь Корман: 20-30 лет для истории – срок небольшой, но для человеческой жизни это очень много. Мы находимся в том регионе, в котором судьба уготовила нам место, и так быстро изменить ситуацию не удастся. Вот, если говорить о Германии, там Гейдельбергский университет с четырьмя факультетами существует с XIII века, в нашем же регионе, во всем румынском пространстве, не только в Молдове, XIII век вошел в историю как темный век – нет даже письменных источников.
Следовательно, всегда одни регионы отставали по сравнению с другими, потому что, как известно, все познается в сравнении. Необходимо видеть стакан, который наполовину полон, и не жаловаться постоянно, что все только хуже и хуже. У нас хуже, чем где? Чем в Германии? Да, но на земле есть и другие регионы, по сравнению с которыми молдаване…

Свободная Европа: Албания прошла примерно такой же путь, что и Республика Молдова, но смотрите, где она оказалась… И прибалтийские страны, которые в начале…

Игорь Корман: Это все так. Нужно сравнивать себя с теми, кто в не очень далеком прошлом находились примерно в такой же ситуации – и кому удалось добиться большего. Это правильно.

Но не надо забывать и о том, что на земле много других стран, где люди живут гораздо хуже нас, и когда они сюда приезжают (мне такие случаи известны) и находят работу здесь, в Молдове, они не могут понять, почему молдаване уезжают из такой прекрасной страны.

Свободная Европа: А чем вы объясняете массовый отток молдаван?

Игорь Корман: Стремлением к лучшей жизни. После того, как они открыли для себя другие страны – Италию, Германию, Испанию, Португалию – где и условия получше, и инфраструктуру не стоит и сравнивать, и зарплаты повыше, естественно, они уезжают.

Свободная Европа: Там работают 300-400 тыс. молдаван, и в России еще около полумиллиона…

Игорь Корман: Кстати, хочу сказать, что на нашем предприятии в Оргееве работают не только молодые молдаване, которые побывали за рубежом и вернулись на родину, чему я несказанно рад, но есть даже один итальянец с высшим образованием, который работал в Италии, но женился на молдаванке и вернулся «домой». Услышал о нас, пришел к нам и прекрасно работает на нашем предприятии.

Мы говорим «Восток», а речь-то идет о России…

Свободная Европа: Г-н Корман, за эти 26 лет многие пришли к выводу, что геополитический фактор играет против Республики Молдова, не на благо ее развития. Как историк, что вы думаете о геополитике, которая ведется, в том числе, на территории Республики Молдова?

Игорь Корман: Как историк или как бывший историк – не знаю; не знаю и как…

Свободная Европа: А как политик?

Игорь Корман: …я занимался политикой лет шесть, и всегда считал, что вся эта геополитическая мишура не на пользу Республики Молдова. Я в крайнем недоумении: тогда, в 2010 году, я считал, что эта геополитическая полемика уже пошла на убыль, и люди поняли, что проблема – не Восток или Запад… И что все дело в том, как лучше управлять делами здесь, дома, как установить хорошие отношения и с Востоком, и с Западом, следуя выбранному курсу европейской интеграции.

Свободная Европа: Но вы видите, до чего мы дожили в 2017 году – внешнеполитический вектор по-разному воспринимают президентура, с одной стороны, и правительство с парламентом, с другой…

Игорь Корман: Я как раз об этом и говорю – в 2010 году я считал, что разногласия вокруг геополитического фактора остались в прошлом, а сегодня приходится констатировать, что эта полемика еще больше обострилась. В нашем обществе всегда существовали разные точки зрения на этот вопрос. Это характерно для нашего общества, учитывая географическое расположение Республики Молдова, учитывая наше прошлое – и советское, и в составе Румынии…

Это наше прошлое, где и следует искать корни сложившейся ситуации: наличие разных национальностей, с разным мировоззрением, людей, говорящих на разных языках; и политики, которые играют на этом – и именно потому, что это в их интересах… Наверное, им выгодна эта поляризация, потому что политики думают только об одном: как получить побольше голосов на выборах?

Когда у нас полемика будет строиться вокруг моделей экономического развития, налоговой политики, налогообложения – вот тогда мы увидим, что ситуация на самом деле улучшилась. Если же все упирается в геополитику, то хорошего мало…

Москва наш выбор не одобряет, это яснее ясного. И никогда не одобрит

Свободная Европа: Почему гражданину так сложно разобраться в том, кто хочет добра Республике Молдова – Восток или Запад, Россия или Евросоюз?

Игорь Корман: А почему легче сводить все к геополитическим, историческим, лингвистическим дебатам? Так легче достучаться до человека. Цель политика – не способствовать политической культуре гражданина, а заручиться его поддержкой, получить его голос.

Другое дело, что мы, граждане, должны думать немного иначе, должны научиться разбираться в риторике политиков – геополитической и иной… Научиться замечать тех политиков, которые действительно могут управлять страной, могут предложить качественный менеджмент. Вот на что, прежде всего, должен обращать внимание гражданин.

Свободная Европа: Позвольте спросить вас как бывшего политика, дипломата: как выстраивать отношения с Россией, с Евросоюзом, чтобы граждане поверили в будущее Молдовы?

Игорь Корман: Сложный вопрос, тянет на миллионы… Я тоже думал, что это можно сделать, и наш месседж с 2009 года – до выборов в 2014 году – был неизменным: это наше решение – следовать по пути европейской интеграции при поддержке Евросоюза, но делать при этом все возможное для того, чтобы и на Востоке наш выбор поняли и приняли. Кто именно на Востоке? Россия, в конечном счете. Мы говорим «Восток», а речь-то идет о России…

Свободная Европа: Но Москва смотрит косо на европейский курс Молдовы.

Игорь Корман: Да, Москва наш выбор не одобряет, это яснее ясного. И никогда не одобрит, потому что Москва конкурирует с Западной Европой, прежде всего, и с Соединенными Штатами Америки. Они крупные игроки, они всегда будут соперничать, и Москва всегда смотрела на Молдову как на свою вотчину, и ревниво к ней относится – как так?..

Свободная Европа: Надо ли ей смириться с мыслью, что Молдова вправе самостоятельно решить свою судьбу?

Игорь Корман: Я считаю, что если в течение пяти-десяти лет здесь, в Молдове, была бы сплоченная политическая элита, которая придерживалась бы единой позиции, как в других государствах – я имею в виду не политические дебаты по самым разным вопросам, а все то, что связано с европейской интеграцией – то, я думаю, России, в конечном счете, пришлось бы смириться и принять наш выбор.

Но когда общество расколото, и когда они встречают поддержку, конечно, они этим пользуются через своих эмиссаров, да и другими методами, которые нам прекрасно известны.

Мы, к сожалению, не можем быть оптимистами в вопросах сближения и объединения

Проблема еще и в том, что у нас нет политической элиты, способной объединить вокруг себя все общество – ведь здоровая политическая элита призвана сплотить общество. И пока мы не поймем это, так и будем барахтаться на месте. Мы все говорим о необходимости национальной идеи. А что это такое – национальная идея? Если уж идея европейской интеграции не сработала, – а ведь европейская интеграция – это не просто геополитический выбор, – значит, мы не смогли достучаться до людей.

Европейская интеграция означает более качественную жизнь, сильные и подлинно демократические институты, серьезные долгосрочные инвестиции и многое другое. Но, в конечном счете, перевесил другой месседж – геополитический выбор, а не выбор цивилизации, выбор развития на благо граждан, и не только молдаван, но и представителей других национальностей, которые говорят на других языках – всех граждан Республики Молдова…

Свободная Европа: Как вы считаете, за 26 лет нашему обществу так и не удалось избавиться от этого понятия – «сепаратизм»? Ведь отношения между Кишиневом и Тирасполем, мягко говоря, не самые хорошие. Периодически обостряются и отношения между Кишиневом и Комратом. Как сделать, чтобы граждане этого государства поняли, что будущее у нас общее?

Игорь Корман: В этом-то и все дело. До тех пор, пока у нас нет консолидированной политической элиты и нет четкой концепции, которую эта элита претворяла бы в жизнь, проблемы будут не только в Комрате. В Комрате, видите, страсти немного улеглись, но и там все зависит от того, кто в лидерах…

И еще одно: если до Гагаузии не будет доходить наше слово, наши посылы, если люди будут смотреть другие телеканалы, слушать другие радиостанции – то это большая проблема. Не говоря уже о Приднестровье. 26 лет мы уже не вместе, и с каждым годом все больше отдаляемся друг от друга. Там растут новые поколения людей, воспитанных совершенно в другом духе, и если мы не можем стать привлекательными в глазах жителей правобережья Днестра, то как рассчитывать на то, что левый берег станет смотреть на нас?

Когда Германия объединилась, для восточных немцев было совершено ясно, что Западная Германия изменит их жизнь в лучшую сторону, потому что Западная Германия была сильной, располагала финансовыми ресурсами. Вы думаете, там не было ностальгирующих, которые тосковали по прежней жизни, считали, что только там они были молоды и счастливы? Были. Но практичность перевесила.

Одному Богу известно, как долго будет длиться наша реальная независимость

Что касается нас, то мы никогда не были привлекательными для приднестровцев. У нас не было сильной экономики, у нас не было поддержки со стороны – и это немалая проблема. Когда пришли американцы с Планом Маршалла для Европы, это стало мощнейшим стимулом развития для той же Германии, для Западной Германии. В нашем же случае кроме небольших проектов, таких, как мосты через Днестр, не было серьезных предложений, которые могли бы придать всем уверенности в том, что объединение – в интересах всех, что жизнь станет лучше…

Не надо забывать и о недоверии между тираспольской администрацией, которую, в свою очередь, поддерживает Москва, и официальным Кишиневом. Эти и другие «мелочи» говорят о том, что не так все просто, и что мы, к сожалению, не можем быть оптимистами в вопросах сближения и объединения.

Свободная Европа: Но, учитывая ситуацию в регионе, как вы считаете, есть ли шансы на урегулирование приднестровской проблемы?

Игорь Корман: Никто никогда не верил в воссоединение Германии. Когда Берлинская стена пала, это стало своего рода неожиданностью даже для руководителей Западной Германии, которые поторопились возглавить спонтанно возникшие митинги и демонстрации. Так что мы не можем знать, как будут развиваться события.

Я думаю, сегодняшняя ситуация не будет длиться вечно. Это вопрос времени. Зависит от того, в каком направлении будут развиваться события. Главное – не форсировать этот процесс, дать ему развиваться нормально и мирно – тогда мы можем рассчитывать на то, что Молдова станет единой преуспевающей страной. Но я не Нострадамус, не спрашивайте, когда это произойдет.

Свободная Европа: А под каким зонтиком Молдова может чувствовать себя в безопасности?

Почему каждый раз все переводят стрелки на власть, на политиков?

Игорь Корман: Под зонтиком Господа Бога. Потому что одному Богу известно, как долго будет длиться наша реальная независимость, и как надежно сможем мы себя защитить в случае чего. Ведь натовского зонта над нами нет, мы не вписываемся в пятую статью устава НАТО, согласно которой, этот коллективный зонт сработает в случае реальной угрозы в адрес одного из членов альянса. А других зонтов в регионе нет – по крайней мере, мне о них не известно.

Свободная Европа: А в будущее Молдовы вы верите? Этот вопрос я задаю многим гражданам…

Игорь Корман: Я верю, несмотря на все трудности, которые мы пережили и переживаем. Я вижу и полную половину стакана – не надо говорить, что все только хуже и хуже. Нет, я вижу и много хорошего. И, кстати, меня иногда подолгу не бывает в стране, и когда я возвращаюсь, то всегда замечаю много перемен, которые проходили незаметно для тех, кто оставался дома. Такие перемены я вижу и сейчас.

Свободная Европа: Г-н Корман, чем объяснить, что в обществе отсутствует позитивный месседж? Что со всех сторон, и справа, и слева раздаются только критические замечания политиков?

Игорь Корман: Но почему мы… Почему, когда идет разговор о том, что происходит в стране, о завтрашнем дне Молдовы, – каждый раз все переводят стрелки на власть, на политиков? Конечно, многое зависит от правящей элиты, от политиков, но ведь Молдова – это все мы, и если каждый на своем месте…

Свободная Европа: Вы сейчас намекаете на то, что не надо спрашивать, что страна может сделать для нас, а говорить о том, что мы можем сделать для нее?

Игорь Корман: Нет, я бы даже сказал более прагматично, чем сделал тогда Кеннеди. У него тоже были разные пиар-выражения, как и положено политику. Я бы ответил так. В этой стране мне лично известны многие люди, прекрасные хозяева, которые делают много хорошего и оптимистично смотрят в будущее. Но даже если люди пессимистичны настроены, им всегда надо помнить, что выбор, в конечном счете, за ними. Что день выборов – это их день. И что от них зависит, как они будут жить, как минимум, последующие четыре года.

Таково правило демократии, со всеми плюсами и минусами. Как говорил Черчилль: демократия – плохая форма правления, но ничего лучшего человечество не придумало. Так что надо думать, кого избрать президентом, кого выбрать в парламент, который потом сформирует правительство…

Comments

comments