В конце июля в столичном парке Валя Морилор погибла лошадь. Ее сдавали напрокат желающим покататься. Лошадь умерла от удушья и, как предполагают защитники животных, содержалась в жестоких условиях. История активно обсуждается в соцсетях. Пользователей возмущает, что владелец лошади, по всей видимости, не понесет никакого наказания, пишет в своем материале Newsmaker.

27 июля житель Кишинева фотографировал в парке Валя Морилор и заметил на одной из фотографий что-то необычное. Увеличив изображение, он увидел труп лошади на склоне. Очевидец выслал фотографии порталу point.md, их стали активно обсуждать в соцсетях.

Глава ассоциации «Гуманное сообщество» Карл Луганов на следующий день после публикации фото выехал на место происшествия, но труп лошади к тому времени исчез. Луганов обратился в муниципальную ветеринарную службу, однако там ответили, что ничего не могут предпринять, если трупа нет.

Активист обратился в полицию сектора Буюканы с просьбой разыскать труп, но ему сказали, что место предполагаемой смерти лошади относится к сектору Центр. Там Луганова вновь направили в буюканский инспекторат, где у правоохранителей появилось новое оправдание: полиция не расследует преступления против животных, а значит и не ищет их труры.

Луганову пошел навстречу инспектор Виктор Лунгу, согласившийся провести осмотр территории парка. Вдвоем они обнаружили место захоронения лошади недалеко от склона, где фотограф запечатлел труп. Подключилась ветеринарная служба. Ее сотрудники по вживленному в ухо лошади чипу определили, что ее владелицей была жительница Кишинева Елизавета Сиденко. Лошадь звали Черри, ей было два года.

Черри погибла из-за того, что ее привязали к дереву на краю крутого обрыва: она поскользнулась и задохнулась из-за затянувшейся на шее привязи. Замначальника муниципальной ветеринарной службы Михаил Кожокару рассказал NM, что тело лошади еще не извлекли, так как проводится экспертиза на наличие в нем каких-либо инфекций.

Люди, знакомые с Сиденко и ее отношением к лошадям, рассказали Луганову, что хозяйка использовала Черри и еще двух лошадей в коммерческих целях, сдавая их напрокат в парке Валя Морилор. Она наняла несколько подростков присматривать за лошадьми. Они также должны были «рекламировать» лошадей в парках и брать плату с желающих покататься. Эти же подростки, как предполагают защитники животных, по настоянию Сиденко закопали лошадь.

По информации Луганова, за лошадьми никто не ухаживал и толком не кормил. Поить их водили к озеру в парке, где лошади, бывало, падали от усталости, хотя такая вода, по словам Луганова, для животных может быть опасна.

У животных не было стойла — после трудового дня их привязывали к деревьям в роще у обрыва на территории парка Валя Морилор. К одному из деревьев была привязана и Черри. NM побывал на этом месте. На стволе дерева остались глубокие следы от веревки.

Получить комментарий Елизаветы Сиденко не удалось. Ее мобильный телефон был выключен. Судя по аккаунтам Сиденко в соцсетях, она занимается конным спортом: на фотографиях девушка неоднократно появляется с лошадьми, в том числе в парке Валя Морилор. Месяц назад Сиденко публиковала расценки проката: один час прогулки на лошади стоит 250 леев, аренда коня на выезд за пределы парка — 500 леев в час, фотесессии — 250-300 леев.

Карл Луганов говорит, что лошадей в возрасте до трех лет не подковывают, так как в этот период у них чувствительные копыта. Из этих же соображений им не рекомендуется скакать по асфальту. Позвоночник, по словам зоозащитника, у двухлетних лошадей хрупкий. Поэтому, по его мнению , использовать в коммерческих целях лошадей до трех лет — жестоко. По словам Луганова, использование лошадей в коммерческих целях всегда сопровождается травмированием животного, а значит и вовсе должно быть запрещено.

Во вторник, 1 августа, Сиденко прокомментировала случившееся в соцсетях. По ее словам, она продала Черри и еще одну лошадь 26 июля, а 27 июля Черри погиб. «Для меня это как ребёнок!в ы бы смогли убить своего ребёнка?лошадь для меня эта вся моя жизнь…просто ну вы не знаете ситуацию», — написала Сиденко (орфография автора сохранена. — NM).

Возмущенные пользователи соцсетей, однако считают Сиденко виновной в смерти лошади и угрожают ей расправой.

Сейчас муниципальная ветеринарная служба вместе с полицией Буюкан проверяет достоверность информации о том, что Сиденко продала лошадь. «Она сказала, что продала, но не знает, кому», — сообщил NM Кожокару.

Впрочем, независимо от того, кто был реальным владельцем Черри на момент ее смерти, веских поводов для его беспокойства нет. Максимум, что ему или ей грозит — штраф от 3000 до 3600 леев, как это предусматривает 157 ст. Кодекса об административных правонарушениях «Жестокое обращение с животными». Пользователи соцсетей возмущаются, что, учитывая расценки на прокат лошадей, штраф для владельца является несущественным.

Два года назад зоозащитники направили в минюст предложение о введении уголовной ответственности за жестокое обращение с животными. В поддержку своей инициативы они собрали 15 тыс. подписей, но документ застрял в министерстве.

Луганов говорит, что введение уголовной ответственности позволит создать в Молдове зоополицию, как, например, в Канаде, Польше, Чехии и других развитых странах. Зоополиция сможет быстро реагировать на сигналы о жестоком обращении с животными и изымать их у недобросовестных владельцев.

Тем временем несколько пользователей соцсетей написали, что после смерти лошади вновь видели в парке Валя Морилор подростков, когда-то предлагавших Черри для платных поездок. Теперь они предлагают напрокат двух других лошадей. Судя по многочисленным комментариям, такие услуги предлагают в разных парках Кишинева. Жаловаться на отсутствие клиентов не приходится.

Марина Шупак

Comments

comments