Заявления правых партий «Платформа «Достоинство и правда» и Партии «Действие и солидарность» о протестах стали звучать все чаще. Что стоит за этими призывами? Разобраться в ситуации «Молдавские ведомости» пригласили политолога Эрнеста Варданяна. 

— Почему на правом политическом поле Молдовы наблюдается «кадровый голод»? Андрей Нэстасе, лидер Партии «Платформа достоинства и правды» зарекомендовал себя агрессивной неуравновешенной личностью. Майя Санду, лидер Партии «Действие и солидарность», нехаризматична, в ее посланиях нет энергетики. 

— Да, это так, и это объясняется дискредитацией европейских идей и постоянными конфликтами в правящей правоцентристской коалиции (во всех ее вариациях) с 2009 года.

Восемь лет назад на смену ПКРМ пришли четыре партии, лидеры которых сегодня оказались на обочине политической жизни, а иные, как Влад Филат, и вовсе попали в тюрьму. По сути, правый фланг разгромлен, деморализован и представляет собой сборище легко управляемых, дискредитировавших себя политиков.

То, что сегодня предлагается избирателю взамен, являет собой более радикальную по методологии и более противоречивую по содержанию силу. Если зарубежным кураторам удастся преодолеть некоторые разночтения во взглядах Андрея Нэстасе и Майи Санду, правый электорат получит очередной шанс, и на этот раз, похоже, он будет «судьбоносным», поскольку предстоящие в 2018 году парламентские выборы могут оказаться катастрофическими для тех, кто именует себя сторонниками европейской интеграции.

Протест правых, который состоялся в Кишиневе 17 сентября, был направлен против изменения избирательной системы и против антидемократического режима. После протеста они вспомнили о лозунгах, о нарушении прав граждан, о тарифах, об украденном миллиарде долларов. Разве граждане могут их понять?

«Новые правые» пытаются позиционировать себя как некая третья сила «внутреннего порядка», — не проповедники того или иного геополитического вектора, а поборники социальной справедливости, борцы с коррупцией и т.д.. Санду и Нэстасе стараются притянуть к себе даже левый электорат, особенно ту его часть, которая разочаровалась в Партии социалистов, не дождавшись от них серьезных результатов в борьбе с властью.

— Майя Санду отказалась от дебатов с Андрианом Канду и пригласила Влада Плахотнюка, по в понедельник стала известно, что она все же приняла приглашение Канду. Что это означает? 

— По моей информации, американцы активно продвигают Майю Санду на пост примара Кишинева (отстранение Киртоакэ и досрочные выборы – дело времени), а затем будут всячески поддерживать ее на парламентских выборах 2018 года.

С этой целью американцы требуют от Плахотнюка не создавать Санду никаких препятствий на пути к поставленной цели. Я не знаю, что ответил Плахотнюк, но его отказ от дебатов с Санду имеет не только личностно-психологическое объяснение (есть мнение, что «кукловод» непривычен к такому формату общения), но и вполне конкретное политическое наполнение. Вызови Санду Плахотнюка на телевизионную дуэль — и ее рейтинг резко вырастет, т.к., судя по кампании 2016 года, она вновь изберет тактику наступления на оппонента. Плахотнюку попросту не с руки делать Майе Санду такие роскошные электоральные подарки.

— Плохо понятно, какую стратегию завоевания власти выбрали эти две партии? Как они собираются создавать свой имидж? 

— Основная проблема обеих правых оппозиционных партий – отсутствие сильной разветвленной структуры в районах. Можно сколько угодно «светиться» в социальных сетях и на протестных акциях в центре Кишинева, но всю Молдову таким образом не завоюешь. Возможно, у Санду и Нэстасе нет четкой стратегии действий, и она пока выезжают на противостоянии Плахотнюку и Додону.

— Правая оппозиция назначила следующий протест на 1 октября. Объявила сбор у кинотеатра «Гаудеамус». Куда пойдут, еще не решили. Что это может означать? 

— Я думаю, маршрут — не самое важное. Важны цели и задачи, которые должны быть сформулированы до или во время акции.

— Некоторые эксперты считают, что самое правильное место для протестов — на улице Матеевича у посольства США. По их словам, там находится единственная сила, способная повлиять на нынешнюю власть. Правые будут там протестовать? 

— Действительно, посольство США – единственный субъект молдавской политики, который обладает практически бесспорным влиянием и ослушаться которого довольно рискованно, хотя и тут нельзя недооценивать изворотливость и дерзость Плахотнюка. С другой стороны, протестовать у посольства США – инфантилизм и иждивенчество. Хочешь побороть систему – борись с ее конкретными представителями. В конце концов, американцы не собираются решать за Молдову ее проблемы, если на это неспособны сами ее граждане и власти.

Марина ТИМОТИН

Comments

comments