Майя Санду: «Этот режим рухнет, как рухнули и другие режимы, но когда это произойдет — зависит от нас»

183

Лидер оппозиционной партии «Действие и солидарность» (PAS) Майя Санду говорит, что возглавляемое ею политформирование осенью продолжит акции протеста против смешанной системы выборов. В интервью корреспонденту Свободной Европы Валентине Урсу экс-кандидат в президенты отклонила возможность примирения с властью и сотрудничества с главой государства Игорем Додоном. Так же она скептически расценивает шансы объединения сил с партией Ренато Усатого.

Свободная Европа: Наблюдатели политической сцены склонны считать, что нас ожидает жаркая осень. Есть ли для того предпосылки, учитывая, что парламент проголосовал за пересмотр системы выборов? Остается год до парламентских выборов 2018-го. Какие у вас прогнозы на осень?

Майя Санду: Однозначно – на спокойную осень рассчитывать не приходится, потому что у граждан Республики Молдова нет мотивов радоваться сложившейся ситуации. Растет нищета, растет коррупция, а это ведет к падению уровня жизни в целом по стране. И второе: этот закон, эта новая система, которую в июле приняли демократы вместе с социалистами, по-прежнему вызывает большое недовольство у населения.

Свободная Европа: Отправной точкой осени могут стать потенциально возможные разногласия между президентом, с одной стороны, и парламентом с правительством?

Майя Санду: Мы не видим больших проблем в отношениях между Плахотнюком и Додоном – потому что об этом сейчас идет речь. Мы знаем, что они – из одного теста, и они всегда смогут решить свои проблемы. Наоборот, для нас тот факт, что они объединили свои силы и вместе работают против граждан, – вот это для нас большая проблема.

Игорь Додон хочет построить страну одного человека, который принимает решения единолично. Разумеется, он примеривает на себя роль Плахотнюка

Свободная Европа: Игорь Додон заявил о намерении вывести осенью людей на улицы в знак протеста против отказа в проведении задуманного им референдума, в рамках которого он хотел посоветоваться с народом. С этого момента, и особенно после признания российского вице-премьера Дмитрия Рогозина персоной нон грата в Молдове, договоренность – так, мне кажется, можно это назвать – между Плахотнюком и Додоном может превратиться в противостояние. Это так?

Майя Санду: Да, между ними есть определенные недоразумения, но несущественные. Фактически, Плахотнюк и Додон прекрасно понимают друг друга, недавно они дружно приняли закон, который в случае применения обеспечит им на выборах такой результат, который намного превышает реальный уровень поддержки населения.

В остальном же ради удачно выстроенной предвыборной кампании и тот, и другой будут продолжать этот спектакль, они будут пытаться убедить нас в том, что одна сила – ДПМ – нацелена на европейскую интеграцию (что кроме улыбки ничего не может вызвать); с другой стороны, Додон пытается представить европейские институты как реальную угрозу для Республики Молдова, от которой, соответственно, нас надо защищать.

В действительности же главная угроза исходит от Плахотнюка с Додоном. Именно они окончательно доведут Молдову до ручки, лишая нас, в том числе, стабильного будущего дома.

Свободная Европа: Допустим, Игорь Додон выведет людей… Вы, насколько я понимаю, также намерены продолжать акции протеста. Возможно ли совместное участие в акциях протеста его и ваших сторонников?

Майя Санду: Нет, разумеется, потому что мы выступаем против смены избирательной системы, усматривая в этом заведомую попытку нарушений и подтасовки результатов выборов. Тогда как Игорь Додон продвигает собственные интересы, он хочет построить страну одного человека, который принимает решения единолично.

Разумеется, он примеривает на себя роль Плахотнюка, и это не имеет ничего общего с нашими целями. Мы, напротив, верим в демократическую систему, в парламентскую систему, но подлинно парламентскую, а не так, как сегодня, – карманный парламент, который контролирует и которым манипулирует один человек.

Свободная Европа: Но и демократы, и социалисты обвиняют вас в том, что вы протестуете вместе со сторонниками Ренато Усатого?

Майя Санду: Демократы и социалисты вместе проголосовали и приняли закон, против которого высказались все европейские институты. Это ли не доказательство того, кто и с кем состоит в союзе?

Свободная Европа: Поскольку избирательная реформа принята вопреки рекомендациям Венецианской комиссии, как вы считаете, на финансовую помощь Запада рассчитывать нам еще стоит?

Майя Санду: Судя по месседжам Запада (а оценок было много, и достаточно жестких), власть не может рассчитывать на поддержку, и применение этого закона приостановит или кардинально уменьшит финансовую поддержку. Сейчас я понимаю, что власть, возможно, и не строит особых иллюзий насчет финансовой помощи, потому что не зря же был создан резервный фонд, в который накачивают деньги, в том числе от контролируемых ими банков, а платить по процентам придется опять же нам, простым смертным.

Они же лишатся не только финансовой поддержки, но и доверия, еще оставшегося доверия в глазах наших внешних партнеров, потому что весь мир признает: эта власть не пользуется внутренней легитимностью. Сейчас внешняя поддержка – как тонкая нить, которая вот-вот оборвется. А потом мы и вообще ее лишимся, и нас официально признают антиевропейской властью, или же властью, которая отдаляет Республику Молдова от европейских идеалов и устремлений.

Свободная Европа: Если помощь от Запада все-таки поступит, это будет интерпретироваться как заслуга официального Кишинева. Если не поступит – вся ответственность ляжет на вас, на оппозицию, которая, как утверждают представители власти, ездит в Брюссель и другие европейские столицы и компрометирует наше так называемое проевропейское правительство…

Майя Санду: Это проявление полного неуважения к европейским институтам, потому что тем самым наша власть дает понять, что европейские институты неспособны оценить истинное положение дел в Республике Молдова, не в состоянии оценить качество работы и качество решений, которые принимает наша власть, и что европейские институты прислушиваются то к одному, то к другому, в этом случае речь идет обо мне и Андрее Нэстасе. Это недостойная попытка оправдать себя.

Наивно верить Демпартии, преступно доверять ей «рулить» страной еще четыре года

Наша власть, разумеется, не может выстраивать надежные и доверительные отношения с партнерами по развитию, как не может выстраивать доверительные отношения с собственными гражданами. Это нужно признать. И, раз уж они настолько неспособны и признают, что нам лучше удается общение с европейскими институтами, то пусть дадут нам спокойно работать дальше.

Свободная Европа: Скажите, есть ли еще шансы вернуться к закону о выборах по смешанной системе? Или власть пойдет до конца? Пока еще неясно, как будут строиться избирательные округа, как будут голосовать жители Левобережья и диаспора. Те, кто проголосовал за этот закон, говорят, что в 2018 году выборы пройдут по новой системе. С другой стороны, многие все еще верят, что Демпартия сделает шаг назад. Вы к какому варианту выборов готовитесь?

Майя Санду: Мы намерены добиваться отмены этого закона, так как это попытка фальсификации выборов и жонглирования общественным мнением. Не могу говорить от имени власти – какое окончательное решение будет принято, потому что эта власть не из тех, что руководствуются буквой закона и принципами здравомыслия, и от нее все можно ожидать.

Но ответственность за принятое решение ляжет целиком на власть, потому что если власть будет настаивать на применении данной избирательной системы, которая не нашла поддержки ни со стороны европейских структур, ни со стороны Европейской комиссии, это означает разрыв отношений с Евросоюзом. Это значит лишиться поддержки – и не только финансовой, но и моральной.

Более того, если власть пойдет на худший вариант и начнет использовать эту формулу выборов, то она должна понимать, что на второй же день после голосования она окажется в состоянии нелегитимности, потому что, если будет применяться новый закон, и Демпартии вместе с социалистами удастся сфальсифицировать выборы по своему усмотрению, то люди это поймут, и те активно муссируемые 800 тыс. подписей обернутся против самой власти. Думаю, наивно верить Демпартии, преступно доверять ей «рулить» страной еще четыре года, тем более, что она полностью лишена поддержки со стороны народа. Это очень сложная и трудная ситуация.

Свободная Европа: Что, по вашему мнению, можно считать фальсификацией выборов? Ведь не один год уже говорят о том, что выборы подтасованы, что выборы нечестные, несмотря на то, что наблюдатели от различных европейских институтов не подтверждают этих фактов. Что вы называете фальсификацией выборов?

При новой системе появляется очень много лазеек и для фальсификации, и для манипуляции

Майя Санду: Всегда существовала и существует определенная степень погрешности – правда, она была не очень значительной в рамках предыдущей системы, которую отменили этим летом. Это тема для обсуждения по каждым выборам в отдельности. Прежде всего, много дезинформации и манипуляций отмечается до начала и в рамках предвыборной кампании. Естественно, что и сейчас в дезинформации нет недостатка – с использованием государственных институтов, ограничивая возможность голосования диаспоры, и т.д.

Иными словами, речь идет о конкретных элементах, и я не рискну сейчас давать каких-то оценок, но, думаю, фальсификация выборов может достичь в целом порядка 10%. И, кстати, такие факты фигурируют в отчетах европейских институтов. Разумеется, напрашивается более внушительное присутствие представителей этих европейских институтов для того, чтобы можно было задокументировать все нарушения; необходимо также более серьезное отношение к предстоящим выборам и с нашей стороны, чтобы и мы, вместе с гражданским обществом, общественными организациями, другими партиями могли своевременно, оперативно фиксировать нарушения и сигнализировать о них.

Правда, здесь необходимо сделать одно уточнение: в рамках новой, смешной системы выборов положение дел осложняется. При новой системе появляется очень много лазеек и для фальсификации, и для манипуляции. Прежде всего, драматически снижается вес диаспоры, потому что граждане, работающие за рубежом, смогут избрать меньше депутатов по сравнению с прежней избирательной системой.

Кроме того, возможны различные попытки запугивания и устрашения кандидатов, в том числе с помощью так называемого сертификата о неподкупности, который выдает Национальное агентство по неподкупности – органа, который, кстати, и по сей день не вынес ни одного решения, которое оправдало бы его существование. Я не говорю, что такой орган нецелесообразен. Но пока не вынесено никаких решений в отношении госчиновников или публичных лиц, которые не могут подтвердить законность происхождения своего огромного имущества, – этот орган вызывает скептическую улыбку.

Плахотнюк не смог бы проделывать всю эту грязную работу без помощи различных людей из его окружения

И сейчас нам говорят, что именно этот орган будет решать, кто может баллотироваться, а кто – нет. Это очередной потенциальный инструмент против неудобных людей. Кроме того, это отличная возможность для так называемых независимых кандидатов, которых будет выдвигать – и продвигать – в частности, Демпартия; ей стыдно будет делать это под собственными знаменами, вот и постарается прикрыть своих кандидатов другим именем.

Свободная Европа: Но если у вас будет кандидатура получше, чем у Демпартии и социалистов, граждане сами решат, кому отдать предпочтение?..

Майя Санду: Разумеется, последнее слово за ними. Но сделать осознанный выбор непросто в условиях усиленной дезинформации, как я уже говорила… Подкупить граждан в одном конкретном округе гораздо легче, но установить реальное число избирателей по округам труднее, поэтому в парламент пройдут депутаты, за которыми стоят 20 тыс. избирателей, и депутаты, набравшие 100 тыс. голосов.

И вообще проблематично, когда в избирательный процесс вмешивается такой орган, как Национальное агентство по неподкупности, которое, как я уже сказала чуть выше, не имеет ничего общего с неподкупностью и будет выдавать сертификаты разным там «Цуцу» и прочим, за которыми числятся серьезные нарушения, и всячески препятствовать участию кандидатов, у которых действительно нет никаких проблем по части неподкупности.

Свободная Европа: Вы опасаетесь, что ваши кандидаты станут жертвами шантажа?

Майя Санду: Опасаемся – не то слово, наших людей уже шантажируют и запугивают. И запугивают как никогда прежде, поэтому я должна сказать, чтобы всем было ясно: отныне мы будем предавать гласности любые попытки шантажа, будем пригвождать к позорному столбу имена всех тех, кто причастен к подобному виду политического рэкета, будь то председатель колхоза, директор школы, бывший начальник управления просвещения – потому что подобные факты участились, и проходить мимо них просто преступно.

В современной истории молдавской политики не было другого персонажа, который позволил бы себя унизить так, как сделал это Мариан Лупу

Плахотнюк не смог бы проделывать всю эту грязную работу без помощи различных людей из его окружения. Думаю, пора всех вывести на чистую воду. И мы, PAS, обещаем вести эту работу в каждом районе. Там, где наши коллеги представят доказательства фактов запугивания, мы будет предавать гласности имена всех рэкетиров от политики, и выведем всех за ушко да на солнышко. Пусть все знают, кто поддерживает нынешний режим, кто позволяет себе лишать людей права симпатизировать той или иной политической партии, работать на ту или иную партию. То, что происходит у нас, – драматично…

Свободная Европа: Это ведет к еще большей поляризации общества. В молдавских селах особенно заметно, как далеко зашла эта враждебность между людьми, которые симпатизируют разным политическим партиям, разделяют противоположные политические взгляды. Противостояние, похоже, приняло такие масштабы, что люди предпочитают уехать из страны, где все вызывает у них отвращение, где никому нельзя верить…

Майя Санду: Действительно, за 26 лет нам не очень везло на честную и корректную власть, которая доказала бы, что она работает ради людей, в интересах всех граждан. Это большая проблема для нас – когда не можешь привести ни одного конкретного положительного примера за все 26 лет. Люди спрашивают: «А почему я должен вам верить?» Поэтому нам приходится как бы расплачиваться за грехи наших прежних правительств.

Но, с другой стороны, другого пути нет. Мы верим только в демократию. Смена власти в условиях демократии происходит с помощью политических партий; мы строим партию иного толка, мы продвигаем достойных людей в нашей команде, и при всех каких-то естественных разочарованиях многие верят в нас, верят, что работать можно по-другому. Свидетельство тому – результат, полученный на президентских выборах: несмотря на войну, которую пришлось вести с Додоном и Плахотнюком, несмотря на огромные ресурсы, которыми они располагали, несмотря на то, что они объединили свои силы и развернули нечестную, грязную игру – несмотря на все это мы получили отличный результат.

Нам удалось мобилизоваться самим, мобилизовались и граждане, подключились добровольцы, о которых мы не знаем по сей день. Люди по собственной инициативе работали по продвижению кандидатов оппозиционных сил.

Мы заявляем коротко и ясно: мы включились в эту борьбу, чтобы отстранить от власти Демпартию и ее реального партнера – Партию социалистов

Свободная Европа: Здесь, в студии Свободной Европы, нашим гостем был лидер парламентской фракции Демпартии Мариан Лупу. На вопрос: «Кто помогал Игорю Додону занять президентское кресло?» – он ответил, что этому поспособствовала и Майя Санду – и сослался именно на вашу реакцию в тот момент, когда он вышел из президентской гонки и сказал, что Демпартия поддержит проевропейского кандидата на пост главы государства.

Майя Санду: Демпартия сняла своего кандидата не ради укрепления шансов проевропейского кандидата. ДПМ сняла своего кандидата потому, что поняла, насколько он слаб. Несмотря на огромные задействованные ресурсы, несмотря на то, что на них работала целая армия государственных чиновников и большинство госинститутов, несмотря на то, что с экранов телевизоров велась мощная пропаганда в их поддержку – несмотря на все это, Демпартия очень слаба, она не пользуется поддержкой народа.

Поэтому ДПМ и отозвала своего кандидата. Все граждане могли тогда увидеть, кто и как боролся. Все видели, что сделали в этой борьбе мы вместе с нашими партнерами, и все видели, как повели себя социалисты и демократы, какую ложь распространяли они насчет 30 тыс. сирийцев, как использовали в своих играх церковь, как приказали госинститутам не реагировать на допущенные моим контркандидатом нарушения, в том числе финансового порядка.

Так что секретов никаких нет, всем все абсолютно ясно. А о Мариане Лупу что я могу сказать? Разве что одну только вещь: в современной истории молдавской политики не было другого персонажа, который позволил бы себя унизить так, как сделал это Мариан Лупу. Но это его решение.

Свободная Европа: И он же, Мариан Лупу, пытался убедить, что не следует «метать стрелы», ведь может случиться, что в следующем парламенте придется вести переговоры о создании коалиции, в которую могут войти как Демпартия, так и Партия «Действие и солидарность». Как понимаете вы этот месседж, который я, пусть и косвенно, передаю вам? И не только от Мариана Лупу, об этом говорил и спикер Андриан Канду, и другие видные представители ДПМ.

Майя Санду: Мы заявляли и заявляем коротко и ясно: мы включились в эту борьбу для того, чтобы отстранить от власти Демпартию и ее реального партнера – Партию социалистов, мы не заключаем союзов с продажными элементами. Обе партии – и демократов, и социалистов – коррумпированы до мозга костей. Они ответственны за то, что население ни во что не верит и предпочитает скитаться на чужбине, чем жить дома во лжи, находясь в заложниках.

Соответственно, наша задача – заменить эти партии, а не входить в альянсы с теми, кто предал народ, кто подчинил себе госструктуры и использует их в собственных интересах, кто манипулирует общественным мнением и использует украденные деньги для пропаганды, кто, в том числе, ретранслирует московскую пропаганду – пропаганду Кремля…

Свободная Европа: Обещали осенью или в следующем году вернуться к этому вопросу…

Майя Санду: Обещают давно, но почему не сделали это так же быстро, как пересматривали избирательную систему? Это лишний раз свидетельствует о реальных интересах данных партий. Так что скажу еще раз: мы идем в этот бой, чтобы избавиться от Демпартии и ПСРМ. Чтобы было ясно всем глашатаям, которые распространяют эти месседжи и по селам, и в Брюсселе, хвастая возможной коалицией.

И Плахотнюк, и Додон занимаются вопросами, которые не имеют ничего общего с настоящими проблемами страны

ДПМ – картонная партия, которая не пользуется абсолютно никакой поддержкой в народе. У Партии социалистов есть какая-то поддержка, потому что ей удается манипулировать общественным мнением и, используя определенные опасения людей, уходить от действительно важных вопросов. Например: почему Додон не борется с Плахотнюком и коррупцией? Почему? Потому что они – одна команда. И это наша цель – вывести обоих из игры, отстранить от власти и начать строить новую власть, в которую войдут только честные и неподкупные люди.

Свободная Европа: Многие граждане воспринимают ситуацию иначе, они считают, что власть пытается помешать Игорю Додону руководить страной так, как следует, по их мнению. Не секрет, что значительная часть общества предпочла бы «отца народа», который и кулаком по столу может стукнуть, и все решает сам – что делать, с кем делать…

Майя Санду: Я бы посоветовала следующее: при разговоре с этими людьми спросите их, почему Игорь Додон назначает на должности коррумпированных судей, предложенных командой Плахотнюка? Я не видела особого сопротивления с его стороны, не видела ни малейших попыток возразить. А ведь именно с этого начинается борьба с коррупцией – с наведения порядка в судебной системе.

Когда судьи у нас честные и независимые, то можно рассчитывать на правосудие, независимо от того, идет ли речь о Плахотнюке, Додоне или о ком-то из того или иного села того или иного района. Отсюда все начинается. И президент, что ни говори, обладает какими-то полномочиями, пусть и ограниченными, но он не хочет ими пользоваться – потому что ему так выгодно, его это устраивает.

Игорь Додон занял крайне удобную позицию. С одной стороны, он ни за что не отвечает, ему не грозит головная боль, например, при мысли о том, как пополнить госказну, его дело – отдыхать и выступать с заявлениями, которые подстрекают к ненависти, он ищет врагов за пределами страны, потому что он трус и не хочет поднимать внутренние проблемы – да и не только он.

Аналогичным образом поступает и Плахотнюк. И Плахотнюк, и Додон занимаются вопросами, которые не имеют ничего общего с настоящими проблемами страны. Почему бы не пригласить однажды их и меня в эту студию, поговорить о проблемах, которые действительно гложут страну, которые связаны с…

Свободная Европа: Попытаемся это устроить.

Майя Санду: …нищетой, миграцией, состоянием бюджета, деловой средой, просвещением? Кстати, последний элемент начатых нами реформ – правильный бакалавриат – дышит на ладан, потому что новое руководство решительно настроено ликвидировать команду, которая за все эти годы доказала способность организовывать правильные экзамены на степень бакалавра, без покупных оценок и дипломов. Поговорить о системе здравоохранения, обо всех ее проблемах. Это важные вопросы, которые Додон и Плахотнюк не должны обходить своим внимание. Но это их не интересует.

Свободная Европа: Все сейчас вертится вокруг геополитики, более того, все население Республики Молдова втянуто в эту полемику: куда идет или куда должна идти Республика Молдова, с кем ей лучше быть – с Востоком или Западом?

Мы должны попытаться, насколько возможно, нормализовать отношения с Кремлем

Майя Санду: Геополитика – вопрос очень важный, но она ничего не решит, если не изменить положение дел в самой стране, не оценить правильно внутренние процессы. Но те, кто сегодня управляют страной, продолжают расшатывать устои государства, подрывают его институты, что делает государство крайне уязвимым перед лицом внешних угроз – и здесь я говорю об угрозах, которые идут с Востока.

Свободная Европа: Почему за 26 лет независимости граждане так и не разобрались, откуда идет благосостояние, и кто действительно желает добра Молдове – Москва или Запад?

Майя Санду: Потому что социалистическая система, тоталитарная система, откуда мы все родом, оставила глубокие следы в сознании людей. Потому что поколения, выросшие в переходный период, были лишены определенных моральных ориентиров – и не находят себя в этом мире. И все это связано с тем, что за прошедшие 26 лет у нас не было правильной власти, хорошей власти, которая бы говорила людям, что демократия, подлинная демократия, влечет и благосостояние, что для справедливого правосудия не обязателен авторитарный режим.

Иными словами, люди лишены положительного опыта качественного управления, способного обеспечить и демократические права, и демократические свободы, а также благосостояние. И в этих условиях многие с ностальгией вспоминают советскую систему, при которой пусть и не было свобод, но была работа и гарантированный кусок хлеба.

Свободная Европа: Какую динамику в отношениях между Кишиневом и Москвой вы прогнозируете после того, как российский вице-премьер Дмитрий Рогозин был объявлен персоной нон грата?

Решение нужно было принять раньше, чтобы остановить визит Рогозина, а не давать спектаклю разыграться

Майя Санду: В целом, я считаю, что мы должны попытаться, насколько возможно, нормализовать отношения с Кремлем, потому что надо исходить из контекста, а контекст таков: Россия – важная сила в регионе, и никуда от этого не деться. Если бы мы настояли на корректных и предсказуемых отношениях, основанных на взаимном уважении, думаю, у нас было бы больше шансов восстановить эти контакты.

Но поскольку наша власть пытается использовать геополитическую борьбу и совершает действия, в которых иногда нет никакой необходимости, – я не говорю об истории с Рогозиным, потому что все это был очередной спектакль власти… Казус с Рогозиным не оставляет никаких сомнений, здесь все ясно: если Москва или, точнее, Кремль хочет улучшить отношения с Республикой Молдова, он должен делегировать другого человека, который не позволял бы себе скандальных заявлений и оскорбительных выпадов в адрес граждан Республики Молдова, который не причастен к войне на Днестре – иначе рассчитывать на хорошие результаты не приходится.

Свободная Европа: Значит, действия официального Кишинева в этом случае вы считаете правильными?

Майя Санду: Действия Кишинева немного запоздали, не говоря уж о том, что и повод был использован в политических целях. Такое решение нужно было принять раньше – и довести его до всеобщего сведения таким образом, чтобы остановить визит Рогозина, а не давать спектаклю разыграться.

Свободная Европа: Почему все так зациклились на геополитике?..

Многие молдаване не являются сторонниками евроинтеграции, и объединяющим фактором могла бы стать борьба с коррупцией, очистка судебной системы

Майя Санду: Игорь Додон ничего не может предложить гражданам, потому что у него нет вариантов решения конкретных проблем. Поэтому он пытается укреплять свою политическую поддержку, форсируя определенные темы, которые, с одной стороны, углубляют раскол в обществе, с другой – порождают новые волны поддержки. Если глава государства захочет выстроить концепцию борьбы с коррупцией, он столкнется с конкретными трудностями, потому что это потребует предельно прагматичного подхода: что конкретно надо сделать для очистки судебной системы? Как улучшить положение дел в органах, призванных бороться с коррупцией? И так далее, по пунктам.

Если же он говорит гагаузам: «Я вас буду защищать от румын, которые готовы наброситься на вас», то значительная часть граждан Республики Молдова, проживающих в Гагаузской автономии, наверняка подумают: «Да, угроза номер один для нас – это Румыния, а не коррупция; поэтому надо сплотиться и поддержать Додона, Партию социалистов. Иначе румыны на нас попрут». Это тоже своеобразный способ отвлекать внимание от действительно важных тем и подогревать интерес к другим вопросам, искусственно раздутым и несущественным.

Свободная Европа: Вы встречались с гагаузскими избирателями?

Майя Санду: Да, но до выборов, а после президентской кампании я там еще не была.

Свободная Европа: Если бы вы были во главе Республики Молдова, что бы вы сделали для того, чтобы стать президентом всех граждан – и тех, кто проголосовал за вас, и тех, кто вас не поддержал? Такое обещание – стать президентов всех – звучало и со стороны Игоря Додона, но он же и признал потом, что это ему не удалось…

Майя Санду: Думаю, это одна из главных задач президента – сплотить граждан. И корректным, объединяющим дискурсом можно в этом смысле многого добиться, особенно по межэтнической составляющей. Так как многие молдаване, и это не секрет, не являются сторонниками европейской интеграции, и объединяющим фактором, сигналом того, что цели у нас – общие, могла бы стать борьба с коррупцией, инициирование процесса очистки судебной системы – ведь никому не хочется, чтобы его грабили, независимо от того, где он живет, в Комрате или Бричанах.

Каждый из нас хочет уверенности в том, что если заболеет, то помощь подоспеет вовремя, «скорая» не заставит себя долго ждать, и его спасут независимо от того, полные у него карманы или нет. Каждый хочет уверенности в том, что если останется в Республике Молдова, то его дети пройдут в школу, где получат самое качественное образование и хорошую подготовку к жизни, независимо от того, кем они станут и где будут работать.

Так что, скажу еще раз, объединительный дискурс – плюс конкретные действия, потому что люди словам уже не верят, и этим можно многого достичь даже в условиях, когда в нашем обществе все еще много злобы и враждебности.

Свободная Европа: И все-таки – мы хотим узнать это от вас – как вы готовитесь к парламентским выборам, которые состоятся в конце 2018-го или начале 2019 года? Как вы намерены поступить: идти самостоятельно с кандидатами Партии «Действие и солидарность», объединиться с Платформой «Достоинство и правда» и выдвинуть общих кандидатов?..

Майя Санду: Мы заключим партнерство, но о деталях этого партнерства говорить преждевременно, ведь мы не знаем условий. Сейчас мы укрепляем свою команду. Этой осенью, буквально в сентябре, состоится очередной съезд Партии «Действие и солидарность», в рамках которого мы изберем руководящие органы и расширим свою команду, в том числе на уровне центральных руководящих органов.

Мы объединимся, и вместе мы сможем избавиться от этих двух партий, от людей, захвативших власть и государство

Такая работа по укреплению структур идет по всей стране, хотя это довольно трудно. Говорю об этом с оглядкой на прошлогодний опыт. Год назад, когда мы только создавали партию, было меньше примеров запугивания людей, меньше попыток отбить у них охоту включаться в партийную деятельность. Сейчас все гораздо сложнее, но это не значит, что мы сомневаемся, все ли у нас получится. Мы в себе уверены.

А вот Демпартия очень даже недовольна тем, что происходит – и не где-нибудь в глубинке, а в самом центре. Это и понятно, ведь построенный на песке замок не сегодня-завтра обязательно рухнет. Когда строишь партию на шантаже и на уголовных делах, когда не уважаешь своих собственных коллег – как можно рассчитывать на долгосрочный проект?

А мы рассчитываем на всех, кому не по душе происходящее в Республике Молдова, кто понимает, что нельзя строить общество теми методами, которыми пытается это сделать нынешняя власть. И мы уверены, что в нужный момент, поближе к развязке, все граждане, даже те, кто сегодня подвергается запугиванию и шантажу, найдут в себе мужество, как нашли в президентской кампании, и сделают шаг вперед. Мы объединимся, и вместе мы сможем избавиться от этих двух партий, от людей, захвативших власть и государство, от Демпартии, в частности, потому что о Партии социалистов и сказать ничего особого не могу. Это продукт…

Свободная Европа: Вы имеете в виду руководство этих партий или политформирования в целом?

Майя Санду: Что касается Демпартии, очевидно, что проблема номер один – это ее руководство, потому что многие члены партии, в частности, мэры, вступившие в ее ряды еще в те времена, когда у партии была другая репутация – люди честные и достойные, которые осуждают то, что происходит сегодня в системе.

Свободная Европа: Насколько всерьез воспринимаете вы сценарий бойкота выборов? Подобные заявления уже прозвучали со стороны некоторых активистов…

Майя Санду: Мы принимаем в расчет все сценарии, учитывая, что эта власть не уважает закон и смеет, как я уже отметила чуть выше, принимать решения, которые находятся за гранью законности.

Свободная Европа: Накануне 27 августа, накануне дня провозглашения независимости Республики Молдова, позвольте спросить, гордитесь ли вы тем, что являетесь гражданином Молдовы?

Майя Санду: Конечно, горжусь. Для гордости есть много поводов, в частности, тот факт, что мы дошли до этого этапа, даже если настоящее выглядит не так красиво, как мы себе это представляли 26 лет назад, когда боролись за независимость. Но кто сказал, что будет легко?

Свободная Европа: У Молдовы есть будущее?

Майя Санду: Есть, однозначно!

Свободная Европа: Многие наши сограждане уже не верят в завтрашний день.

Майя Санду: Конечно, есть будущее. Я в этом ни капли не сомневаюсь, недавно я встречалась с нашими соотечественниками, которые, проработав некоторое время за рубежом, вернулись домой, а также с людьми из диаспоры, которые сказали, что хотят вернуться на родину и готовы подставить плечо, ждут только нашего сигнала, когда они смогут вернуться, чтобы вместе строить новую жизнь.

Так что для оптимизма есть все основания. Да, мы переживаем сложный период, когда процветает коррупция; но не может же горстка коррумпированных людей удерживать нас в заложниках продолжительное время. Этот режим рухнет, как рухнули и другие режимы, но когда это произойдет – рано или поздно – зависит от нас.

Comments

comments