Что случилось?

Молдавские политики требуют арестовать бывшего руководителя Приднестровья Евгения Шевчука, который после снятия с него неприкосновенности сбежал из непризнанной республики в Кишинев. Арестовать Шевчука потребовал лидер партии «Платформа „Достоинство и правда“» Андрей Нэстасе. Нахождение бывшего руководителя Приднестровья в Кишиневе возмущает лидера партии «Действие и солидарность» Майю Санду и либерал-демократа Тудора Делиу.

Что на это отвечает власть?

Ничего конкретного, но арестовывать или отправлять Шевчука в Тирасполь в Кишиневе похоже никто не собирается. Он с женой и маленькой дочкой спокойно живет в элитном доме в центре молдавской столицы, бывает в ресторанах и  беспрепятственно передвигается по городу. Генпрокуратура заявляла, что на Евгения Шевчука нет никаких уголовных дел. Позже генпрокурор Эдуард Харунжен избегал ответов на вопросы об уголовном преследовании Шевчука. Спикер парламента Андриан Канду говорит, что Шевчук находится под наблюдением, и в его случае важно соблюсти права человека и обеспечить безопасность страны. Кишинев не может законно экстрадировать Шевчука в Тирасполь, так как это возможно только между двумя признанными странами.

Но Шевчук же руководил «сепаратистским» Приднестровьем. Разве этого недостаточно, чтобы его арестовать?

Юристы из организации Promo-Lex считают, что Шевчука можно и нужно привлечь к ответственности. За узурпацию власти (от 12 до 20 лет тюрьмы), умышленные действия, направленные на разжигание ненависти, национального, этнического, расового или религиозного разделения и размежевания (штраф до 6000 условных единиц, 180-240 часов общественного труда или тюремное заключение на срок до 3 лет) и за организацию незаконного военизированного подразделения или участие в нем (от 2 до 7 лет лишения свободы).

Почему же он все еще на свободе?

Здесь не все так просто, и одного лишь Уголовного кодекса для понимания ситуации недостаточно. Молдова взяла на себя международные обязательства мирно урегулировать приднестровский конфликт. Эти обязательства ежегодно переподтверждает ОБСЕ. Это значит, что решать приднестровскую проблему нужно только путем переговоров.
В переговорах по урегулированию конфликта приднестровские чиновники представляют не просто одну из сторон конфликта, а еще и сторону переговоров. Это официально признает не только Кишинев, но и международные посредники (ОБСЕ, Россия, Украина) и наблюдатели от ЕС и США. С Шевчуком спокойно встречался экс-премьер Молдовы Владимир Филат. С предшественником Шевчука Игорем Смирновым вел переговоры бывший молдавский президент Владимир Воронин. С нынешним лидером Приднестровья Вадимом Красносельским не раз виделся Игорь Додон.

Арестовывать действующих и бывших приднестровских чиновников из-за того, что они руководят непризнанной республикой, — нельзя. Это нарушит принцип ведения мирных переговоров и, почти наверняка, приведет к тому, что они попросту прекратятся. Получается, что нельзя рассматривать действия Приднестровья строго через юридическую призму Уголовного кодекса Молдовы. Это связано с тем, что приднестровский конфликт зарождался еще до независимости Молдовы, была война, после которой появились переговорные площадки.

То есть у Шевчука теперь неприкосновенность?

Опять же, нет. Евгения Шевчука, как и других бывших и действующих политиков из Приднестровья, можно привлечь к уголовной или административной ответственности, если преступление не касается его работы в руководстве Приднестровья. Например, весной полиция оштрафовала Шевчука за превышение скорости.

Получается, стороны не заводят уголовные дела друг на друга?

Еще как заводят. Тема уголовных дел на чиновников часто возникает в повестке переговоров. Но в этом случае стороны объясняют, это не должностью человека, а его действиями. Например, сына бывшего главы МВД Приднестровья Геннадия Кузьмичева Максима Кузьмичева, тоже работавшего в структурах приднестровского МВД, обвиняли в шантаже и в создании криминальной группировки. В Тирасполе эти обвинения отрицают и утверждают, что Кузьмичев занимался своей работой. Тирасполь заводил уголовные дела за похищение людей на молдавских полицейских, работающих в Зоне безопасности приднестровского конфликта. Кишинев объяснял: полицейские не похищали людей, а задерживали преступников.

Есть еще какие-то договоренности, связанные с конфликтом?

Да. Дипломаты говорят, что в начале 90-х годов прошлого века между Кишиневом и Тирасполем была устная договоренность об амнистии участников боевых действий с обоих берегов Днестра. То есть их нельзя преследовать за участие в вооруженном конфликте.

А Шевчук раньше бывал в Кишиневе?

Бывал и неоднократно. Приднестровские чиновники часто приезжают в правобережную Молдову. Они используют кишиневский аэропорт для регулярных перелетов в Москву и в другие страны. Кроме того, переговоры сторон в разных форматах также нередко проходят в Кишиневе.
Приднестровских чиновников часто приглашают в Кишинев и международные дипмиссии. В мае на приеме в делегации ЕС в Молдове, посвященном Дню Европы, среди приглашенных , кроме молдавских чиновников и политиков разного уровня, включая Андрея Нэстасе, Майю Санду и Владимира Плахотнюка, были бывшие главы приднестровского МИДа Нина Шевчук и Владимир Ястребчак, а также действующий глава МВД Приднестровья Руслан Мова.

Comments

comments