Николае Андроник: «Наши граждане будто в состоянии перманентного похмелья»

50
фото: EuropaLibera RFE/RL

Евросоюз объявил, что на последний транш финансовой помощи, который должен был пойти на реформу юстиции, Молдова может не рассчитывать. Анонс, естественно, вызвал определенные эмоции, особенно, если учесть, что он прозвучал вскоре после того, как Кишинев признал, что в этом году придется обойтись без макроэкономической поддержки со стороны ЕС. Проблему комментирует экс-депутат и политик Николае Андроник.

Свободная Европа: Почему молдавские политики побоялись довести до конца реформу судебной системы?

Николае Андроник: Если бы в Молдове была здоровая и дееспособная судебная система, думаю, и жизнь тех, кто у власти, была бы не столь спокойной и безмятежной. Наша власть объявила о реформе юстиции, а на самом деле перекроила ее по собственным меркам и вкусам.

Меня не интересует, кто является президентом, кто занимает должность премьера – меня интересует возможность защищать свои права в суде

Свободная Европа: Юстиция на службе политики, карманная юстиция… Неужели государству никогда не избавиться от этих понятий, неужели наше руководство так и не захочет провести подлинную реформу и обеспечить независимую судебную систему?

Николае Андроник: Все зависит от качества тех, кто отправляет правосудие. Не сегодня- завтра, или послезавтра, когда политики уйдут, судьи-то останутся, и я думаю, будут наказаны за принятые незаконные решения, за решения, которые противоречат нормам, но нравятся политикам. Не думаю, что скоро у нас появятся политики, которые перестанут звонить прокурорам и полицейским.

Потому что у этого вопроса есть и обратная сторона медали – за время своего мандата мы пытались не трогать юстицию, но отдельные представители Фемиды поняли это так, что юстиция – это их вотчина, что они там паны и хозяева, что они могут делать деньги… И вот они начали Бог знает что творить по собственной инициативе, не по распоряжению политиков.

Свободная Европа: Вы сказали, что для власти будет трудно упустить из-под контроля юстицию. Почему – если идет процесс создания правового государства, где закон один для всех?

Вы не найдете ни одного судебного следователя, который пришел бы не из прокуратуры. И это очень подозрительно

Николае Андроник: Вы правильно подметили – «если идет процесс создания правового государства». Это государство строится на словах, декларативно. А результатов не видно. Возьмем хотя бы закон о прокуратуре. Я думаю, это был поверхностный пересмотр закона, соответствующий сиюминутным европейским требованиям, но когда стало ясно, что изменения лишь поверхностные, Евросоюз решил приостановить финансовую помощь.

Речь идет ни много ни мало о 25 млн евро, которые планировалось направить на техническое оснащение системы, на строительство и ремонт зданий, укрепление личного состава правоохранительных органов. Сегодня государство не в состоянии выполнить эти задачи самостоятельно. Когда юстиция докажет, что она может стать объективной, что для нее превыше всего закон, тогда, думаю, крупные инвестиции, необходимые для содержания системы, не заставят себя долго ждать.

Скажу еще раз: меня не интересует, кто является президентом, меня не интересует, кто занимает должность премьер-министра – меня интересует возможность защищать свои права в суде, отстаивать свои гражданские, экономические и любые другие интересы, в случае их нарушения. И тогда я буду доволен и президентом, и премьер-министром, и парламентом…

Судьи работают по старой привычке, а она выражается в готовности служить политике

Свободная Европа: Но почему закон не является законом для всех граждан? Очень многие задают такой вопрос: почему высокопоставленный чиновник, поссорившийся с законом, может уйти от ответственности, тогда как рядовой гражданин за менее серьезные правонарушения привлекается к суду по всей строгости закона?

Николае Андроник: Чтобы навести порядок в этом деле необходимо время, много времени, которое, к сожалению, теряем мы сами, граждане, а не наше руководство. Они тщательно отобрали и назначили судей – один к одному, потому что даже Высший совет магистратуры – орган, который создан для организации и функционирования судебной системы, который служит гарантом независимости юстиции – так и не стал третьей властью в государстве, и все назначения производятся с оглядкой на политическую власть.

Когда приходит молодой выпускник юрфака, система очень быстро приучает его к тому, что нужно выполнять все указания, поступившие по политической линии. Не говоря уже о тех, которые приходят из прокуратуры – они к такому подходу уже привыкли. Поэтому практически все судебные следователи, которые рассматривают запросы на арест и другие материалы, связанные с делом, пришли из прокуратуры. Вы не найдете ни одного судебного следователя, который пришел бы не из прокуратуры. И это очень подозрительно.

Свободная Европа: Что должны делать судебная система для того, чтобы вернуть доверие граждан?

Николае Андроник: Руководствоваться законодательством, которое предусматривает независимость судей. Невооруженным взглядом видно, что нашей юстиции до независимости очень далеко. С одной стороны, сидят прокурор и судья, с другой – гражданин/обвиняемый и адвокат. И судья не является беспристрастным. Это самая большая проблема.

Нередко приехавшие к нам еврокомиссары ограничивались рекомендациями, типа «выполняйте домашнее задание»

Свободная Европа: А точка зрения о том, что правосудие у нас является селективным, соответствует действительности?

Николае Андроник: Ну, возьмем хотя бы мэров, которых привлекают к ответственности. Одни потом разгуливают на свободе, другие сидят под домашним арестом. Конечно, правосудие выборочное. И это свидетельствует о том, что юстиция преследует какие-то определенные цели.

Свободная Европа: Почему судебная власть дает себя вовлекать в разного рода политические игры, когда заходит речь о расправе власти с политическим оппонентом?

Николае Андроник: С одной стороны, есть полицейские, которые с большим рвением торопятся выполнить указания и направить дело прокурору; прокурор, в свою очередь, тоже не может отстраниться, потому что и он является частью этого механизма, он передает дело судье, который и рад бы проявить независимость, но боится, что в конечном итоге его обвинят в том, что когда-то он принял неверное решение.

Поэтому многие судьи и были назначены пожизненно, на пять лет, на более длительные сроки – чтобы не боялись отправлять правосудие. Так что сегодня, думаю, политический фактор не так уж и сильно довлеет над системой правосудия – судьи, в распоряжении которых есть все необходимые правовые инструменты, которые обеспечивают их независимость, работают, скорее, по старой привычке, а она выражается в готовности служить политике.

Свободная Европа: Значит, Молдова должна доказать тем, кто финансирует проведение реформ, что она старательно выполняет домашнее задание. Однако наши власти вместо конкретных дел предпочитают красивые лозунги…

Действующая власть пошла не с той ноги с первого же дня

Николае Андроник: Важно было – и наша власть это прекрасно освоила в первые же годы – пустить пыль в глаза, как говорится, чтобы сложилось впечатление рвения, перемен. Но этот тяжелый запах, который остается, в конечном счете, и ощущается аж в Брюсселе, можно терпеть год, два, но однажды с нас потребуют и какие-то отчеты.

Необходима последовательность и со стороны Евросоюза, но нередко приехавшие к нам еврокомиссары или другие чиновники ограничивались рекомендациями, типа «выполняйте домашнее задание». Это значит, что мы, население, можем требовать отчета раз в четыре года, можем требовать каждый день – но мы же этого не делаем! Когда это касается лично нас, тогда мы и начинаем возмущаться. Если же нас не касается, мы тихо-мирно сидим себе и обсуждаем проблему за бокалом вина.

Свободная Европа: О качестве правосудия говорят и тогда, когда заходит речь о необходимости борьбы с коррупцией. Вы хорошо знаете систему – какую оценку вы можете дать молдавскому правосудию по разделу борьбы с коррупцией?

Николае Андроник: Действующая власть, которая, по сути, является правопреемницей Альянса за европейскую интеграцию, правительств, сменявших друг друга после 2009 года, пошла не с той ноги с первого же дня, когда в рамках коалиционного правительства не поняла, что коалиция призвана не следить друг за другом, не строить друг другу козни, а вместе смотреть в одну сторону – и министры, и правительство, и т.д. И понять, что – все, зашиваем бездонные карманы, и больше ничего в них не кладем.

За весь этот период накопило

Наши граждане позволяют манипулировать собой, а потом сокрушаются, что выбрали не того

сь много дел, но все они клались под сукно, потому что в коалиции непременно находился кто-то, кто угрожал порвать с альянсом и выйти из него. Формирование этого большинства, как ни странно…

Свободная Европа: Нынешнего?

Николае Андроник: Нынешнего… Оно позволило вытащить на свет все эти дела. Не думаю, что они решились достать и дела на представителей действующей власти, но на тех, кто был в оппозиции или оказался неугоден нынешней власти – дела на них из-под сукна достали.

Свободная Европа: А что случилось бы, если бы общественность узнала вдруг обо всех этих делах?

Николае Андроник: Так общественность и так знает обо всем, что было сделано. Другое дело, что граждане не знают, на всех ли заведены дела. Не хотелось бы, чтобы они всплыли в критический момент для того или иного парламентского большинства – или при реформировании большинства…

Свободная Европа: Но ведь, по сути, именно это и происходит?

Николае Андроник: Да, потому что это связано с коррупцией, начиная с парламента и заканчивая правительством и правоохранительными органами. И в этом случае рядовому гражданину как быть?

От граждан зависит, как они проголосуют. Но наши граждане, увы, никогда не брали на себя ответственности. Наши граждане будто в состоянии перманентного похмелья, они позволяют манипулировать собой, а потом сокрушаются, что выбрали не того, кто доказал свою способность что-то делать, а того, кто выльет больше грязи на другого.

Comments

comments