Политолог о том, когда Влад Плахотнюк может стать главой правительства

335

В рамках интервью, предоставленного порталу ТРИБУНА, известный политолог Виктор Чобану говорил о 2017 политическом годе, возможном приходе Влада Плахотнюка в качестве главы исполнительного органа, об изменении электоральной системы, о возможных массовых протестах, досрочных парламентских выборах, чем закончатся попытки либералов отстранить от власти президента Игоря Додона, а также и о других важных темах.

Т.: Г-н Чобану, каким, по Вашему мнению, будет 2017 год?

В.Ч.: Я думаю, что это будет решающим годом для судьбы РМ. На протяжении, которого мы будем свидетелями резкого поворота и возвращения к нормальности, или укрепления нынешнего режима, автократного по сущности, с монополизацией всех областей – политической, экономической, СМИ и др. Этот режим демократическим нельзя назвать.

Т.: Чем, по Вашему мнению, закончится реформирование правительства, ранее заявленная премьером Павлом Филипом?

В.Ч.: Будет реформа ради реформы, с большим шумом и низкими результатами. Эта реформа гораздо комплекснее, чтобы рассматривать ее поверхностно. Ее надо начинать с определенного видения – какую модель развития мы хотели бы иметь? Какими являются приоритетные направления? Соответственно, сколько министерств нам нужны, и какие? Какие функции возложены на министерства и т. д. Потому что на эти вопросы никто не ответил, более того, даже не сформулировал. А так, как она была начата, будет поставлена только галочка, будут перетаскивать папки из стороны в сторону, и в результате количество чиновников не сократиться, а только увеличится.

Т.:  Считаете возможным приход Влада Плахотнюка во главе исполнительной власти? Если да, то при каких условиях?   

В.Ч.: Да, с высокой вероятностью. Но не сейчас, а после выборов и после того, как нынешнее правительство возьмет на себя все непопулярные действия.

Т.: По Вашему мнению, пойдут ли власти по пути изменения электоральной системы?

В.Ч.: Несомненно. В условиях нынешней системы у них нет никаких шансов остаться у власти. Как я отмечал ранее, что после местных выборов 2015 года, у ДП нет политического рейтинга, и ему не удастся его увеличить, независимо от инвестированных сумм. Это, скорее всего шайка, чем партия, она основана на интересах, а не на идеологии. Настоящее парламентское большинство является доказательством в этом отношении. Поэтому, единственный способ для них сохранить власть – это переход к смешанной системе. Думаю, за нее проголосуют весной. Тем более, что и председатель КС уже за …

Т.: Возможны в 2017 масштабные акции протеста подобные тем, которые у нас были в 2015 и 2016 годах? Если да, чем, по Вашему мнению, они закончатся?

В.Ч.:  Протесты будут, но не такие, какие были раньше. Потому что власти выучили урок и постараются их избежать. Но и люди устали от протестов без ощутимых результатов.

Т.: Вы допускаете идею досрочных парламентских выборов?

В.Ч.:  Да. И не только идею. С момента утверждения решения о переходе на смешанную систему, нет никакого смысла ждать до 2018 года. Выборы могут состояться осенью. Как? Это техническая проблема, намного проще, чем изменение Конституции КС. В любом случае власти обладают более высокими организаторскими способностями, чем оппозиция. Поэтому они ускорят досрочные выборы

Т.: Насколько целесообразным Вам кажется укрепление сил проевропейского сегмента?

В.Ч.:  Целесообразность, в конце концов, остается на усмотрение политиков. Так как они должны решить, какая формула является более результативной, учитывая то, что выборы состоятся по новым правилам. Даже и на теоретическом уровне сложно сказать кая формула является более оптимальной, имея в виду, что мы имеем дело с электоральными чудесами, у которых нет ничего общего с статистическими моделями. В Гагаузии, например, большинство независимых кандидатов, которые выигрывают в одномандатных избирательных округах, становятся за ночь членами ДП, а в случае голосования по стране — 99% голосов (статистически невозможная цифра) перешли к Додону. Это хорошая тема для исследования случая.

Т.: Кто, по Вашему мнению, способен взять на себя руководство юнионистским сегментом, который, по-видимому, сейчас находится в дрейфующем состоянии?

В.Ч.:  Пока, я думаю – никто. Несмотря на то, что этот сегмент медленно, но уверенно растет, ни одной из политических сил, которая им руководила, не удалось выйти из пределов погрешности. Думаю, что по этому поводу было больше спекуляций – и у нас, но и за Прутом, в электоральных целях. Пока никто не рассматривал этот вопрос серьезно, и соответственно, не смогли собрать потенциальные голоса.

Т.: Как вы думаете, чем закончится попытка либералов отстранить от власти Игоря Додона?

В.Ч.:  Ничем. Либералы уже стала партией, которая не считается. Это отчаянная попытка реанимировать больного умирающего. С другой стороны, это традиционная игра у нас в течение длительного времени, между «правыми и левыми», где они бросают мячи в корзину друг друга, потому что их избиратели не пересекаются. Это виртуальная игра танков и картонных мечей.

С другой стороны, власти не заинтересованы сейчас в отстранении Додона от должности, и ПД подчеркнула это. Так как в случае его отстранения (чисто теоретически, конечно, потому что власти сейчас не смогут выиграть ни на одном референдуме, каким бы он ни был), бизнес Плахотнюка был бы бессмысленным, который продает внешним партнерам идею «последнего редута».

Т.: Вы можете дать прогноз эволюциям политических событий в Молдове на последующие годы?

В.Ч.: Я хочу быть более оптимистичным, но возраст и опыт вынуждают меня быть реалистичным. Я считаю, что на дно мы опустились в 2015 г., когда вернулись к уровню 2010 г. (ВВП на душу населения снизился на 19% (!) от 2 244 $ до 1822 $), и я не уверен, что в 2020 г. мы достигнем уровня 2014 года. Так случается, когда те, кто находится у власти, обогащаются миллиардами, а страна и народ теряют годы жизни. Те, которые сейчас считают себя «политической элитой» на самом деле являются циничными и ненасытными шарлатанами. И только когда к власти придут целостные люди, с видением, тогда мы сможем поговорить о нашем будущем, которое, пока остается сумрачным …

Т.: Спасибо!

Андриана Кептине

Comments

comments