Похоже, молдавское общество уже с головой окунулось в кампанию выборов в парламент. Несмотря на то, что до самого события еще больше года, политологи обсуждают состав нового законодательного органа и возможные коалиции, между конкурентами проводятся теледебаты, партии выступают с резкими заявлениями и продвигают «электоральные» инициативы. Это, а также ряд других факторов, указывает на то, что  выборы–2018  будут беспрецедентными по накалу страстей и своим последствиям. И даже могут погрузить страну в полный хаос.

«Выборы – 2018»: гибридная война, радикализм и «горячая фаза» 

В чем же особенность того, что происходит?

Во-первых, необычность выборов-2018 в том, что они таковыми не будут. Мы не увидим борьбы политических идей, программ развития общества и государства. Интересы жителей отойдут на самый дальний план. Молдавские выборы станут элементом гибридной войны Запада с Россией. После того, как президентом был избран пророссийский Игорь Додон, стало ясно, что идеи ассоциации с ЕС утратили поддержку общества. А проевропейские политические силы сильно скомпрометированы. И значит, наступило время последней битвы. В этот раз окончательно решится, что будет дальше с Молдовой: вернется ли она к союзническим отношениям с Москвой и СНГ или все же навсегда уйдет на Запад?

Во-вторых, последние опросы общественного мнения показывают, что политические силы вступают в предвыборный период в ситуации, когда население очень сильно разочаровалось в нынешней власти и партиях в целом. 55 процентов граждан не доверяют ни одному политику. Самый высокий рейтинг доверия у президента Игоря Додона, но этого всего 17,3 процента. За ним следует Майя Санду, у которой рейтинг в четыре раза меньше — 4,8. Лидер правящей ДПМ, Влад Плахотнюк, а также представляющие демократов глава правительства и спикер парламента не пользуются  доверием даже 1 процента граждан. И если бы выборы в парламент проходили сейчас, то мандаты депутатов достались бы представителям лишь двух партий. За ПСРМ готовы проголосовать 25,9 процента опрошенных, а за Партию «Действие и солидарность» — 12,2.

Такая ситуация побуждает политических игроков и, прежде всего, ДПМ, к радикальным действиям и инициативам.

В-третьих,  очень велика вероятность того, что сами выборы могут завершиться «горячей фазой» противостояния. Если победит ПСРМ или блок левых сил, проигравшие правые партии и Запад могут устроить «майдан» по украинскому сценарию под предлогом фальсификации выборов. Как один из возможных вариантов, обострение произойдет в результате активных выступлений унионистов.

Если же верх возьмут прозападные силы, то обстановка будет накаляться в Приднестровье, последнем плацдарме Кремля в регионе. Власть в Кишиневе, под давлением  и при поддержке извне, начнет реализацию сценария «жесткой реинтеграции» страны с выводом российских миротворцев. Последствия таких действий равнозначны «размораживанию» конфликта.

Пешка в геополитической игре

В пользу того, что молдавские выборы будут лишь частью гибридной войны Вашингтона с Кремлем, говорят и процессы, происходящие за пределами Молдовы, и события внутриполитические.

В последнее время напряжение в отношениях между Вашингтоном и Москвой возрастает. В США продолжается кампания вокруг предполагаемого вмешательства России в выборы. Комитет сената по разведке, несмотря на то, что за 9 месяцев расследований не смог обнаружить доказательств сговора  Трампа c Россией, решил продлить поиски. В российском консульстве в Сан-Франциско произошел новый захват помещений. Усилилось давление на телеканал RT и агентство Sputnik, работающие в США.

Гленн Гринвальд, журналист издания Тhe Intercept, обращает внимание на то, что главные американские СМИ занимаются демонизацией России и Путина, обрушивая на аудиторию потоки фальшивых новостей. И возникает вопрос: для чего же Америка создаёт ложные обвинения против России? Подобные действия во времена прежних администраций заканчивались военной атакой. Последует ли за пропагандой в американских СМИ военное нападение на Россию, спрашивает Гринвальд?

Опасения журналиста имеют под собой основу. Влиятельное  американское издание Politico собрало элитную группу экспертов по международной безопасности с целью разработать план «укрощения»  Путина и России. В «теневой кабинет Politico» вошли такие известные люди, как бывший директор национальной разведки  Джон Негропонте, бывший заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу и др.. Их вердикт был прост:  а) Россия — геополитический враг номер один; б) слабость Путина заключается в… Украине. По мнению экспертов, Западу отдавать всю Украину России ни в коем случае нельзя.

Как видим, американская элита действительно рассматривает такие страны как Украина  в виде прокси-территории, площадки в гибридной войне с Россией. Безусловно, в одной связке с Киевом следует и Кишинев. Поэтому в рамках озвученной американскими экспертами стратегии выглядит ошибкой, если Запад уступит Молдову России. И этого никто допускать не собирается: новый посол ЕС в Кишиневе Петер Михалко заявил, что соглашение об ассоциации уже не может быть расторгнуто, так как отношения между ЕС и РМ зашли слишком далеко.

Война «красных» и «белых»? 

Несомненно, противостояние главных мировых  игроков в случае Молдовы проецируется в события внутриполитические. А выборы в парламент – самое главное из них. Значит, в большую, глобальную игру будет втянут молдавский избиратель.

И если взглянуть под таким углом на важные события последнего времени, то можно увидеть ниточку, которая тянется от них к грядущим выборам.

И тогда наполняется дополнительным смыслом объявление Дмитрия Рогозина персоной нон грата. Укладывается в общую линию планируемые ограничения вещания российских  телерадиокомпаний в Молдове. Как звено в цепи антироссийских мер предстает предложение выйти из Соглашения о мире в Приднестровье от 1992 года, адресованное проамериканскими НПО  властям страны.

И даже в процессе отстранения от должности генерального примара Кишинева, проходившего под флагами борьбы с коррупцией и наведения элементарного порядка, вдруг замаячила геополитика.  Когда, в конце концов, было принято решение о проведении референдума по отставке Дорина Киртоакэ, все прозападные партии, как по команде, объявили о бойкоте плебисцита. Одни, например, ДПМ заявили, что будто бы инициатива по отставке примара столицы принадлежит ПСРМ и главе государства, и «не имеет ничего общего с реальными проблемами города». Другие, в частности, ЛДПМ, говорят, что хоть Киртоакэ «не удалось стать хорошим мэром, он не заслужил стать мишенью селективного правосудия…». И вообще «в случае референдума «белый» город станет «красным». Словом, пусть столица утопает в мусоре, процветает коррупция, управление городской инфраструктурой будет разрушительным, незаконно отчуждаются участки и т.д., лишь бы Кишинев не стал пророссийским, т.е. «красным».

Борьба за выживание

К радикализму в действиях, кроме геополитики, молдавский политический класс будет подталкивать острая конкуренция друг с другом из-за утраты доверия избирателей. Очень важно, что любая из главных партий (правых и левых), которые будут участвовать в выборах-2018, в случае поражения ожидает быстрая политическая смерть. Как ни странно, но это относится и к ПСРМ. Для них стремительный взлет может обернуться таким же скорым падением.

Учитывая сложную ситуацию, в которой оказалась ДПМ (недоверие внутри страны и за рубежом) и тот факт, что борьба с прозападными партиями и унионистами ей противопоказана, демократы обрушат всю мощь своей административной и пропагандисткой машины на социалистов. И они уже начали действовать в спешке.

Молниеносно разработан законопроект ограничения полномочий главнокомандующего. Теперь вопрос о направлении на учения военных будет решать правительство. КС поддержал такой подход и стал на сторону ДПМ. Таким образом, Игорь Додон будет поставлен в ситуацию, когда ему придется подписывать закон, ограничивающий его же куцые полномочия. Согласиться на это после шумных заявлений и демаршей равнозначно потере лица.

Это хоть и очень чувствительный удар, но не сокрушающий, поэтому демократы изготовились к нанесению следующего, нокаутирующего.     

В течение 45 дней буден подготовлен законопроект о внесении поправок в Конституцию. Основной закон хотят дополнить положением о евроинтеграции Молдовы. Конечно, в этих действиях просматривается желание выслужиться перед Западом, показать, что демократы «больший католик, чем Папа Римский». Но главный эффект в случае внесения положения о евроинтеграции в Конституцию — внутренний. После того, как это произойдет, любые действия Додона по укреплению связей с Москвой и Евразийским Союзом можно будет квалифицировать как антиконституционные. Что является законным основанием для импичмента. И действующий президент будет поставлен перед выбором: либо отказаться от своей программы и надеть «шинель Тимофти», либо готовиться к отставке.

Безусловно, этот шаг ДПМ выводит конфронтацию между ветвями власти на новый уровень. Кроме того, наносится удар по ПСРМ и другим партиям и движениям, продвигающим идеи интеграции Молдовы на Восток. А при более детальном рассмотрении, инициатива демократов содержит элемент тоталитаризма, так как навязывает обществу единственную идеологию и контроль над взглядами. Таким образом, формируется база для конфликтов в разных областях общественно-политической жизни. Всем известны нынешние настроения  граждан страны: большинство выступает за интеграцию на Восток. 

Инициатива ДПМ внести в Конституцию положение о евроинтеграции  — это шах и мат Игорю Додону. Каким же будет ответ президента и возможен ли он в принципе?

Выборы по одномандатным округам в 2018 году отменяются?

Нельзя исключить, что спешка, которую проявляют демократы со своей идеей изменить Конституцию, связана с готовящейся законодательной инициативой Игоря Додона о переносе выборов по новой, смешанной системе с 2018 года на  2022 год.

Кажется, молдавские СМИ не придали должного значения этому заявлению главы государства. А ведь если угроза будет приведена в исполнение, то политический расклад, тактики и стратегии партий на выборах-2018 должны кардинально измениться.

Чем объяснил Игорь Додон необходимость внедрения выборов по смешанной системе в 2022 году? 

Есть признаки, что власть хочет проигнорировать пять принципиальных условий, выдвинутых ПСРМ и Додоном. Речь идет о голосовании в один тур, выделении мандатов для диаспоры, Приднестровья и Гагаузии, а также открытии большего числа избирательных участков за рубежом и отправке туда соразмерного количества  избирательных бюллетеней.

Кроме того, возникают опасения, что режим попытается ввести «новые правила во время игры». Однако за скобками, неозвученным, вероятно, осталось главное: одновременно с «внедрением» одномандатной системы началась атака демократов на ПСРМ и президента. И это, в первую очередь, требует ответа. Возможно, также социалисты поняли, что с голосованием за переход к смешанной системе они поторопились. Венецианская комиссия не одобрила нововведения, а главное  — общество к ним не готово. И это действительно так.

Поэтому Игорь Додон предупредил, что он может выйти с законодательной инициативой о переносе выборов по смешанной избирательной системе на 2022 год, а  в 2018 году избирать депутатов будут по старому законодательству.

Если данный сценарий будет запущен, социалисты  выйдут из комиссии по созданию одномандатных округов и присоединятся к остальным партиям, решившим бойкотировать выборы по смешанной системе. Безусловно, отказ от участия в выборах главных оппозиционных партий поставит под сомнение легитимность всего электорального процесса. 

Сможет ли Игорь Додон поставить шах и мат «вашингтонскому обкому»?

Свою угрозу глава государства озвучил до последних антипрезидентских инициатив ДПМ, названных выше. Теперь Игорь Додон похож на льва, которого «дрессировщик» загоняет в клетку. И лев не может отказаться от ответных действий, если он лев. А «укротитель» будет наращивать усилия, пока не добьется своего.

Мы видим, что внешний фактор, геополитика, идеально накладывается на внутренние обстоятельства и вместе они работают против ПСРМ и Игоря Додона. Формирующаяся обстановка и инстинкт самосохранения будут подталкивать его к более решительным действиям в ближайшее время. И здесь перед ним возникает выбор: действовать в одиночку, опираясь только на ресурсы ПСРМ, или сформировать более широкий фронт, объединить левый фланг и аккумулировать протестные настроения всего населения, по крайней мере, значительной его части.

Он может сделать предложение об объединении усилий таким партиям, как ПКРМ и «Наша партия». И здесь даже неважно, каким будет ответ этих политформирований, критикующих сегодня президента. Если «предложение» будет сформулировано честно и уважительно по отношению к партиям левого фланга, даны гарантии, то Додон может надеяться на поддержку сторонников этих политических сил. И даже других, более широких слоев общества. И поэтому вся интрига выборов-2018 будет сводиться к одному: сумеет ли Игорь Додон выбрать верную стратегию и тактику, чтобы одержать сокрушительную победу и собрать подавляющее число голосов избирателей.

Если нет, то страна может надолго увязнуть в политической междоусобице, вновь оказаться в руках  политических сил, которые 8 лет обворовывали население и двигали страну, как считает более 80 процентов граждан,  в «неверном направлении», наступить на «приднестровские грабли», или скатиться  к полному хаосу.

Противники, внутренние и внешние, оказывая на Игоря Додона сильное давление, будут надеяться на то, что он станет делать неправильные ходы и переоценит свои силы.

Учитывая сложность и ответственность момента, совершенно ясно, что молдавский народ ошибку Игорю Додону не простит. 

Сергей ТКАЧ

Comments

comments