«Советую общаться с теми, кого вы собираетесь поддерживать, и не искать виновных» - Владимир Чеботарь

168

Министр юстиции Молдовы – о поправках в Налоговый кодекс и закон об НПО

Министерство юстиции недавно опубликовало перечень некоммерческих организаций, всего около пятисот, которые подпадают под действие закона, позволяющего молдавским налогоплательщикам отчислять им до 2% от суммы своего подоходного налога. В интервью Свободной Европе министр юстиции Владимир Чеботарь отверг критику тех, кто считает, что главными выгодоприобретателями закона станут религиозные организации и фонды, аффилированные политикам.

Свободная Европа: Около пятисот некоммерческих организаций, включая религиозные, зарегистрированы в качестве потенциальных выгодоприобретателей закона, позволяющего гражданам направлять той или иной организации 2% от суммы подоходного налога, которую они платят государству. Почему минюст отклонил ходатайство остальных около 40 организаций?

Владимир Чеботарь: В этот список попали все организации, которые отвечают условиям Регламента и закона. Отклонены запросы тех соискателей, которые либо не обладают статусом общественно полезной организации, либо не отличаются особой дисциплинированностью в предоставлении отчетов, а это крайне важный момент. Либо же они не смогли представить весь пакет необходимых документов, или представили документы с опозданием. Никаких субъективных критериев оценки там нет.

Свободная Европа: Каким образом я, как налогоплательщик, могу официально оформить отчисление этих 2% от суммы моего подоходного налога в пользу той или иной общественной организации?

Владимир Чеботарь: Такое право имеют физические лица, которые желают перенаправить часть своих выплат в госбюджет, речь идет об этих 2% и одной конкретной общественной организации – подчеркну, что только одной организации. До представления декларации о доходах, или же одновременно нею, но не позже, гражданин – как физическое лицо может подать заявку с точным указанием общественной организации, в адрес которой перенаправляются эти 2%.

Об этом налогоплательщик обязан проинформировать работодателя, чтобы избежать возможную путаницу в системе отчетности, в том числе, отчетности самого работодателя, ведь подобная практика у нас является абсолютной новинкой.

Посмотрим, как все пойдет с применением этого закона на деле. Не исключено, что понадобится как-то подкорректировать процедуру, что-то упростить, что-то уточнить – жизнь покажет.

Свободная Европа: Процедура кажется довольно сложной, или, во всяком случае, непростой… Вряд ли налогоплательщики рискнут воспользоваться новым положением закона из опасения столкнуться с бюрократическими препятствиями…

Владимир Чеботарь: Не надо забывать, что этот вопрос обсуждался с гражданским обществом. Это – компромисс между минфином и общественными организациями, которые участвовали в публичных дебатах о законопроекте.

Свободная Европа: Включение религиозных организаций в число бенефициаров продолжает вызывать критику. Например, бывший министр финансов Вячеслав Негруцэ заявил недавно, что основными бенефициарами закона станут религиозные организации и несколько фондов, аффилированных политикам. По его мнению, таким образом искажается цель и сама суть закона.

Владимир Чеботарь: Нужно объективно смотреть на вещи и не руководствоваться эмоциями при оценке того или иного события. В этой критике я вижу несколько, мягко говоря, ошибок. Во-первых, выбор – не за политиками, и не за государством. Выбор – за гражданином, за физическим лицом. Если налогоплательщик считает, что та или иная общественная организация ему больше импонирует, то именно ей он и направит 2% от своего подоходного налога. Не думаю, что государство сможет вмешаться, чтобы попытаться навязать свою волю. Давайте смотреть на вещи трезво.

Второй момент: известны ли вам какие-то иные юридические формы, помимо общественных организаций? Каким видом деятельности они занимаются – это другой вопрос, который не является предметом дискуссий или оценок данного закона.

Речь идет об общественных организациях с юридической точки зрения, и именно этим принципом и следует руководствоваться. К сожалению, всегда, а особенно – в последнее время мы во всем видим подвох, пытаемся найти виновных, усматриваем чьи-то интересы, козни и т.д. Разумеется, больше денег в виде этих 2% достанется тому, кто проявит себя активно и сможет убедить, что он больше других заслуживает поддержку людей. Это будет нелегко.

Советую всем хорошо подготовиться, общаться с теми, кого вы собираетесь поддерживать, и не искать виновных, и не гадать, кто выиграет, а кто проиграет. Разумеется, одни будут более активными, другие – менее.

Свободная Европа: Значит, мяч – на стороне неправительственных организаций?

Владимир Чеботарь: Мяч на стороне поля НПО, и все они находятся в абсолютно равных условиях.

Свободная Европа: Другой вопрос, вызвавший острую критику и не менее острое разочарование, связан с процедурой избрания в состав совета по неподкупности, в частности, избрания двух членов от гражданского общества по итогам конкурса, проведенного минюстом. По мнению критиков, в этот совет протолкнули людей без должного опыта и «лояльных» власти. Насколько обоснованной представляется вам эта критика?

Владимир Чеботарь: Лично я не слышал никаких критических высказываний по поводу отбора кого-либо из семи членов совета. Никакой критики не было вплоть до последнего этапа, когда прошел конкурс. И критике подвергся не сам конкурс как таковой. Если вы поднимете все заявления, прозвучавшие тогда, то увидите, что не было никаких замечаний по поводу организации конкурса. Недовольные всегда будут, но не надо всех стричь под одну гребенку.

Да, некоторые недовольны, но недовольны результатом. Что ж, в этом ничего нового нет, всегда есть победители – и есть проигравшие. В демократическом государстве надо научиться и проигрывать в той или иной ситуации.

Свободная Европа: Лично вас результаты отбора удовлетворили?

Владимир Чеботарь: Я вообще пытаюсь держаться подальше от подобных конкурсов – и не только. Есть комиссия, которая должна заниматься своим делом. И люди сказали, что комиссия отлично справилась с этой работой. Почему мы должны сейчас давать оценки? Потому что не удовлетворяет конечный результат? Думаю, это как-то несерьезно.

Свободная Европа: Но возникает вопрос, почему опытные юристы не прошли конкурс, а были отобраны люди, которые ничем особенным себя не проявили в продвижении принципов неподкупности?

Владимир Чеботарь: Кто сказал, что там обязательно должны быть юристы? В качестве юристов, там есть представили от Высшего совета магистратуры, от совета прокуроров. В законе не предусмотрено, что член совета по неподкупности должен быть юристом. Были отобраны представители гражданского общества. Кого делегировало гражданское общество – тех и выбрали. Может, в совет прошел кто-то, кто не представляет гражданское общество? Или гражданское общество делегировало других кандидатов?

По моему мнению, такая голословная полемика ведет к разделению гражданского общества. Не хочу никого особо отмечать, ни в хорошем, ни в плохом смысле. Не в этом дело. Суть в том, что результат оспаривается, потому что кто-то конкретно рассчитывал на другое. Но мало ли кто на что рассчитывал! На то и конкурсы, чтобы победили лучшие – так я считаю. Посмотрите на состав комиссии. Большинство ее членов представляют неправительственный сектор.

Свободная Европа: С составом совета по неподкупности определились. Что дальше?

Владимир Чеботарь: Они даже провели свое первое заседание, как это предусматривает закон о Национальном органе по неподкупности. Они наметили первые задачи, составили первый график мероприятий. Необходимо первым делом провести отборочный конкурс на соискание должности председателя и вице-председателя органа, разработать бюджет. Будут объявлены отборочные конкурсы на соискание должности инспектора по неподкупности. Предстоит запустить электронную платформу, посредством которой будут подаваться и обрабатываться данные об имуществе и интересах. Это приоритетные задачи, которые члены совета должны выполнить в максимально сжатые сроки.

Свободная Европа: По вашим оценкам, когда новый орган начнет работать и проверять имущество чиновников, наказывая тех, кто нечист на руку?

Владимир Чеботарь: Срок подачи деклараций о наличии имущества, если не ошибаюсь, – 31 марта. Первые декларации, возможно, уже представлены. Как только поступают первые декларации, совет может начинать работу – при условии наличия в штате нескольких инспекторов по неподкупности.

Свободная Европа: Что происходит с декларациями, которые не были проверены в течение примерно полугода в 2016 году, когда орган по неподкупности не работал?

Владимир Чеботарь: Не пойму, почему эта работа была приостановлена, но, исходя из решений Национальной комиссии по неподкупности, материалы следует направить в новую структуру для обработки и вынесения соответствующих решений.

Свободная Европа: И в завершении нашей беседы, какие возможны вызовы в области юстиции вы видите в 2017 году?

Владимир Чеботарь: Их очень много.

Свободная Европа: Назовите хоть несколько, из числа наиболее важных…

Владимир Чеботарь: В 2016 году был одобрен ряд реформ. Их практическая реализация приходится, в основном, на 2017 год. Это первый вызов. Второй: необходимо продолжать работу над оцифровкой юстиции, что для нас крайне важно. Третий: важно продолжать работу по имплементации судебной реформы. Четвертый: крайне важно довести до конца изменения в Гражданско-процессуальном и Уголовно-процессуальном кодексах, а также в Кодекс о правонарушениях.

Необходимо продолжать работу по совершенствованию Уголовного кодекса – в смысле, что определенные нарушения нуждаются в более квалифицированной оценке, или в более точном описании его составляющих. Необходимы более активные действия по модернизации Национального центра судебных экспертиз для реализации стратегии Национальной инспекции по пробации и пенитенциарных учреждений.

Comments

comments