Стурза: «Грядет перераспределение сфер влияния, и Молдова, скорее всего, останется под опекой Москвы»

545

Экс-премьер Ион Стурза заявил в интервью Свободной Европе, что внешний фактор будет играть все менее заметную роль во внутренних делах Республики Молдова – после наступления «эпохи Трампа», тем более, что и Евросоюз все более озабочен собственными проблемами.

«Это большая иллюзия – протирать штаны и пускать слезу в Вашингтоне, Брюсселе или Бухаресте в надежде, что нам помогут решить внутренние проблемы. Их надо решать на месте, и делать это должна молдавская элита, молдавские политики» – считает Стурза.

Свободная Европа: В недавнем комментарии вы дали понять, что в Кишиневе может начаться жесткая борьба между Игорем Додоном и Владом Плахотнюком. То, что мы пока видим, сводится к словесной перепалке, и трудно поверить, что они намерены «воевать» всерьез. Многие считают, что именно Влад Плахотнюк помог Игорю Додону стать президентом. По мнению наблюдателей, это – игра между ними, каждый таким образом консолидирует свою поддержку в обществе, чтобы после парламентских выборов 2018 года разделить власть.

Ион Стурза: Знаете анекдот – если у тебя нет Додона, надо его придумать. Кроме того, Плахотнюк и его команда неплохо поднаторели в искусстве превращать недостаток в преимущество.

На первый взгляд – да, они нужны друг другу для того, чтобы максимально выгодно позиционироваться на своем политическом сегменте, консолидировать свой электорат, позиционироваться геостратегически, но, по большому счету, и для того, чтобы решить свои экзистенциальные проблемы.

Как долго будет длиться этот словесный пинг-понг – и не только словесный, потому что в ход уже пошли различные законодательные инициативы, контрудары, интервью – неизвестно.

Додон оказался в деликатном положении, потому что связан по рукам и ногам своими предвыборными обещаниями, которые должен выполнять. Кроме того, как важный агент влияния Российской Федерации, Додон должен реализовывать программу Москвы в Республике Молдова. Так что ему не позавидуешь. Не думаю, что он мечтал об этой должности. Он предпочел бы законодательную или исполнительную власть. Говоря спортивной терминологией, он отличная «боксерская груша» для Плахотнюка и его команды.

Свободная Европа: Вы также сказали, что за Игорем Додоном будет кто-то стоять – если не Кремль, то российские спецслужбы, которые, по вашим словам, хотят отомстить Владу Плахотнюку за то, что происходит с их бизнесом в Молдове. Понимаю, что вы имеете в виду банковскую систему и отмывание денег. С другой стороны, Владу Плахотнюку вроде бы нечего противопоставить в этой борьбе, но вы считаете, что он победит «подпольными» методами. Что вы имеете в виду?

Ион Стурза: Насколько мне известно, Додон панически, даже патологически боится Плахотнюка. Ему прекрасно известно, что случилось практически со всеми противниками Плахотнюка, в частности, с Филатом, с Платоном и другими. Он знает методы, к которым прибегает Плахотнюк в борьбе со своими противниками, и эти методы далеко не благочестивые.

Более того, эти двое неоднократно соприкасались в самых конфликтных областях – приватизация, явные и скрытые монополии. Думаю, они неоднократно поддерживали друг друга в этих делах, думаю, в своей политической карьере Додон не раз пользовался финансовой, да и не только финансовой, но и организационной поддержкой Плахотнюка.

Таким образом, Додон знает, какими рычагами и инструментами пользуется Плахотнюк для обезвреживания противников, когда те переходят определенную черту. Поэтому он даже имя «Плахотнюк» произносит очень-очень робко. Если бой идет в тени или за кулисами, с подзатыльниками, дубинками и так далее, то очевидно, что у Додона нет ни инструментов, ни возможностей победить Плахотнюка.

Но и выбора у г-на Додона нет, так как, с одной стороны, он обременен определенными обязательствами перед своими избирателями, которые по-прежнему хранят ему верность. С другой стороны, он должен претворять в жизнь программу, оговоренную с Москвой.

Это чувство проявилось и у г-на Плахотнюка в его уже ставшем знаменитом послании, неслучайно опубликованном именно в Fox News – издании, поддержавшем Трампа в предвыборной кампании. Это своего рода обращение к Трампу с призывом «не оставлять нас в объятиях России».

По сути, дело здесь не только в геостратегической борьбе. Он сжег практически все мосты за собой – былые экономические связи, бизнес-связи с представителями Российской Федерации в энергетическом секторе, и в банковском, и в финансовом… Очень много активов, которые контролировали представители российских деловых кругов в Молдове, были им в той или иной мере скомпрометированы или присвоены. И здесь я имею в виду и банковскую систему, и страховую, и многие другие сферы. И все это, насколько я понимаю, сильно осложнило его отношения с Российской Федерацией.

Свободная Европа: И он хочет заручиться поддержкой США? Хочет убедиться, что США берут его под свою защиту?

Ион Стурза: С США все осложнилось до предела. Складывается впечатление, что не только Республика Молдова, но и многие бывшие верные союзники, физические лица или государства, остались «на бобах» с приходом администрации Трампа, которая резко пересмотрела национальные приоритеты США, выдвинув на первое место внутренние интересы, а не внешние.

Не думаю, что появится новая Виктория Нуланд с пакетом печенья для Республики Молдова. Грядет новое перераспределение сфер влияния, в результате которого Республика Молдова, как и Украина, останутся, скорее всего, под опекой Москвы, а не США.

Налицо состояние паники, потому что и консультанты, которые были на стороне команды Хиллари Клинтон – «Подеста Групп», и другие были завязаны на совершенно другой «касте» в Вашингтоне. Создание отношений с новой администрацией – дело длительное и очень сложное. Насколько мне известно, есть очень серьезные разногласия между Госдепартаментом и американскими спецслужбами относительно Плахотнюка и Республики Молдова. Так что – полнейшая неуверенность в этом вопросе, что очень серьезно.

И Бухарест, я думаю, уже не является оазисом надежд и стабильности. И здесь «патроны» находятся в постоянном стрессе от неопределенности. Сегодня в Бухаресте у власти находятся люди, которые не прошли через ночные клубы Кишинева. Да и спецслужбы, которые подавали ночные горшки кишиневским политикам, делать этого уже не собираются. Так что – ситуация крайне сложная.

Свободная Европа: А зонтик Евросоюза, на который рассчитывает молдавская власть, называющая себя проевропейской? Можно ли считать, что власть находится под защитой ЕС?

Ион Стурза: Всем должно быть ясно – с 2015 года Евросоюз играл миноритарную роль в молдавском уравнении. Инициативы исходили почти исключительно от Румынии и США.

Формально Евросоюз поступает правильно. В политике поддержки Молдовы европейцы вписываются в определенные стандарты формальных достижений, и пока у Республики Молдова имеется соглашение с МВФ, они будут поддерживать бюджет и неотложные потребности страны.

По части мониторинга реформ, думаю, Евросоюз стал несравненно более конформистским – после того, как ЕС не раз «обжигался» и на Украине, и на Республике Молдова, и требования у него стали другие. Внутренние проблемы – а их множество, и нет смысла сейчас их перечислять – вынуждают Евросоюз отвлечь внимание от «пупа земли» с названием Республика Молдова, чтобы заняться трансатлантическими отношениями, Брекситом и т.п.

По моему мнению, международные институты – и МВФ, и Всемирный банк, и ЕС – занимают правильную позицию в отношении Молдовы: деньги на условиях проведения конкретных реформ. В конечном счете, это средства – для граждан, для установления социального мира в Республике Молдова.

Свободная Европа: Если в этой борьбе победит Влад Плахотнюк, можно ли будет сказать, что победил Запад?

Ион Стурза: Нет-нет, нужно быть предельно четкими и искренними. Мне даже нравится сегодняшняя ситуация в Республике Молдова, то, что здесь присутствует видимость идеологической борьбы. Это не только персонифицированная борьба, к которой мы привыкли в последнее время. Г-н Додон более последователен – он пришел с программой, которую осознанно поддержало большинство граждан страны. Пришел с политической программой, которая связана с геостратегической ориентацией и накопившимися проблемами, в том числе, языковыми.

Лично я крайне возмущен и разгневан всей этой программой и последовательностью, этим примитивным походом к вопросам истории, языка или национальной безопасности. Но надо признать, что это – мандат населения, и г-н Додона последовательно пытается его продвигать.

Если представить себе, что завтра состоятся выборы, то поверьте, сторонники Додона или сторонники этой концепции развития получат сокрушительное большинство. Большая иллюзия – смена руководства Демократической партии, эти новые популистские кампании или пиар-кампании, что, мол, Демпартия сможет в одиночку бороться с этим течением – антиолигархическим, с одной стороны, с другой же – враждебным концепту европейской интеграции и европеизации.

Поэтому я не думаю, что выборы состоятся раньше срока – пока Демпартия и лично Плахотнюк не будут уверены в том, что есть хоть какой-то шанс выиграть их более или менее честно. Потому что посмотрите – ведь все естественные союзники буквально уничтожены той же Демпартией, я имею в виду и левых в лице Партии коммунистов, и правых в лице Либерально-демократической и Либеральной партий – эти политформирования практически перестали существовать. Уверяю вас, все более многие будут мигрировать в сторону Додона, и не потому, что испытывают к нему большие симпатии, а потому, что уж очень большую антипатию вызывает Плахотнюк.

Свободная Европа: А можно как-то испортить всю эту игру, чтобы Молдова и ее будущее не стали заложниками стратегий власти, заложниками ошибок Влада Плахотнюка?

Ион Стурза: Это стратегии одного человека. Нужно понимать, что сегодня политика, политическая власть, судебная власть – все персонифицировано и сконцентрировано в руках одного человека – Влада Плахотнюка. Это для него сверхзадача. И вы видите, он спит все меньше и меньше, весь в заботах о стране.

Как правило, такие системы, такой порядок функционирования разваливается не со временем, а внезапно. Я видел много авторитарных систем, а Республика Молдова – страна с авторитарным режимом, который даже не имеет легитимности по результатам выборов. Такие режимы распадаются мгновенно: либо под давлением разбушевавшихся масс, либо в результате вмешательства – внимание! – отдельных партнеров по развитию, которым стало скучно, или партнеров по не-развитию, которые на что-то обиделись.

Такая система управления очень и очень уязвима, она не имеет легитимности – либо она не была избрана, либо была избрана по одной формуле, а затем с помощью коррупции была переконфигурирована, и теперь не пользуется народной поддержкой. Поверьте, никто не станет рвать на себе рубашку ради нынешней системы. Большинство местных элит приспособились в той или иной форме к этому режиму? Но это вовсе не значит, что они лояльны.

Это большая иллюзия – протирать штаны и пускать слезу в Вашингтоне, Брюсселе или Бухаресте в надежде, что они помогут нам решить свои внутренние проблемы. Их надо решать на месте, если остались еще элиты, если остались еще политические лидеры, если остались еще светлые головы, именно они должны организоваться и решить проблему.

Свободная Европа: А если не осталось ничего из вышеперечисленного? В Республике Молдова протесты начинаются лишь тогда, когда речь идет о манипуляциях и интересах отдельных политиков…

Ион Стурза: Однозначно, нельзя сравнивать молдавское общество с обществом в Румынии или на Западе, где за ночь можно собрать миллионы сознательных граждан. Сознательных людей, которые не подвержены манипуляциям, которых не доставили на автобусах за булку хлеба и кефир. Это абсолютно разные вещи.

У нас есть опыт апреля 2009 года, есть опыт протестов 2014-2015 гг., которые, хотя и были вызваны определенными интересами, все же были достаточно искренними со стороны населения. Но дело в том, что граждане Республики Молдова и элиты все меньше и меньше заинтересованы в переменах. Они приспосабливаются.

Вот наступит весна, появится крапива, поспеет черешня, люди радуются солнцу, – а инстинкт социальной самозащиты притупляется.

Вы правы, никаких шагов не сделано, но и ответ со стороны общества не является благоприятным для наступления перемен в Республике Молдова. Поэтому ситуация остается неопределенной. Но еще раз скажу: внешний фактор будет играть все менее заметную роль во внутренних делах Республики Молдова.

Свободная Европа: Какое будущее у таких политиков, как Майя Санду и Андрей Нэстасе? Сейчас о них почти ничего не слышно, а ведь Майя Санду получила около 50% голосов на президентских выборах?

Ион Стурза: Я не хочу давать уроки и досаждать им своими советами, потому что знаю – они очень болезненно реагируют на каждое мое слово, прозвучавшее в публичном пространстве, особенно – Майя Санду. Я уже говорил, что Майя Санду и Андрей Нэстасе – это спринтеры, которые направили всю свою энергию, сконцентрировали все свои усилия на ложном джекпоте, который называется «президентские выборы». И даже если они добились выдающегося результата на выборах, сейчас они, к сожалению, крайне робко используют свою народную поддержку.

Рекомендации мои – те же: спуститесь с небес на землю, повернитесь лицом к людям, встречайтесь с ними, а не с Брюсселем. Собирайте вокруг себя людей, накапливайте средства, создавайте структуры, постарайтесь разработать хотя бы среднесрочную концепцию, если вы хотите заниматься политикой.

Это «падение давления» в их поведении было предсказуемым, уж слишком велико было разочарование – хотя я не знаю, откуда появились иллюзии. Необходимо начать настоящее партийное строительство, создавать партийную команду. Собирать средства, собирать людей, не ограничиваться отрицанием системы и олигархии, а разрабатывать и продвигать свою программу – экономическую и политическую. И все. Никаких других чудес нет.

Comments

comments