Ткачук: В целом молдавский политический борщ остывает…

794

В интервью порталу ТРИБУНА, бывший депутат, бывший советник Президента, Марк Ткачук, антрополог, высказался по поводу политической ситуации в РМ, каким будет президентский мандат Игоря Додона, как расценивает решение Владимира Воронина остаться еще на четыре года во главе ПКРМ, и в целом шансы партии, насколько возможны досрочные парламентские выборы и др.

Т.: Исходя из Вашего огромного политического опыта, как Вы оцениваете нынешнюю политическую ситуацию?

М. Т.:  Нет никакой, собственно, политической ситуации. В чем, собственно, интрига? Кто с кем борется? Во имя чего? – Целью политики и политического занятия всегда было и будет изменение общественных отношений. Хотелось бы выяснить, кто из людей, называющих себя политиками в Кишиневе, посвящает себя именно этой цели.

Я не могу сказать, что внимательно слежу за всем, что сейчас происходит в Парламенте, Правительстве, какие идут баталии и дискуссии, но я не вижу ни одной содержательной темы. Ну, из тех, которые действительно волнуют общество. Что там с тарифами? Их собираются снижать? Не собираются? От того, что новые условия МВФ не позволяют? Или по какой-то более прозаической причине? Что со здравоохранением, образованием, исходом людей из страны?

Вся нынешняя политическая повестка дня состоит из нескольких дискуссионных пунктов. Пункт первый: кто кого подсидит и посадит. Пункт второй: во всем виноват Плахотнюк или Плахотнюк совсем не виновен? Пункт третий: кто тут у нас главный по дружбе с Вашингтоном и Москвой?

Убого как-то. Нет? Политика надолго ушла из Молдовы. Что-то по поводу нашей страны будет вариться в различных столицах, за пределами Молдовы. Что-то оттуда будет перебрасываться в качестве домашнего задания для кишиневских подопечных. Но это будет весьма узкий спектр международных отношений. Не более того.

Суверенная демократическая повестка дня молдавской политики – дело молодежи, нового поколения, если у них на это хватит мозгов и мужества.

T.: Каким, по Вашему мнению, будет президентский мандат Игоря Додона?

M.T.: Он будет незаконным. Аргументация по этому поводу известна. Думаю, не нужно ее особо развивать.  Добавлю только, что точно таким же незаконным был бы мандат Майи Санду, если бы режим принял решение о том, что именно она достойна победы.

T.: Считаете ли Вы возможным сотрудничество между новым Президентом и правящей коалицией?

M.T.: Что значит возможным? Это сотрудничество идет полным ходом. Оно началось 4 марта, когда оппозиция приветствовала конституционный переворот в стране. Оно продолжилось во время выборов.

Тогда во имя своих примитивных инстинктов лидеры президентской гонки на радость режиму вдрызг раскололи общество, поделили его на плохих и хороших избирателей. Сотрудничество продолжится и дальше. И по прокурору, и по многим другим конъюнктурным вопросам. Его почва – идентичность мотивов так называемого президента и так называемого большинства. Просто править. Просто царствовать.

Ну да, и, конечно же, изо всех сил симулировать трудно уловимые отличия друг от друга.

T.: Без Игоря Додона в качестве лидера, удастся ли выстоять ПСРМ?

M.T.: Это не от Додона зависит. И не от ПСРМ. А от Плахотнюка. А на его решение будут влиять исключительно сезонные колебания геополитической конъюнктуры.

T.: Как Вы оцениваете решение Владимира Воронина остаться еще на один мандат во главе ПКРМ и вообще шансы этой партии в дальнейшем?

M.T.: Это было решение съезда, а не Воронина. Раз съезд принял такое решение, значит делегаты глубоко доверяют своему лидеру и надеются, что с Ворониным у них больше шансов, чем без него.

Я не знаю, что будет с ПКРМ. Этого никто не знает. И это уже не особо интересно. Ясно только, что весь левый спектр находится в угнетенном состоянии. Отброшена вся демократическая повестка дня, связанная с идеями общественного контроля за властью. И в помине нет никаких программных идей социальной и экономической реконструкции общества. Наоборот, так называемые левые примеряют на себя пыльные сюртуки право-консервативных идеологий. От клерикализма и религиозного фундаментализма до какой-то посконной бормотологии о былом сталинском, монархическом, имперском величии. Так называемые левые больше никуда не зовут, никуда не ведут. Они плетутся в хвосте общественных суеверий и фобий.

T.: Чем, по Вашему, закончится реформа политической системы, объявленной ранее ДПМ?

M.T.: Если Вы имеете ввиду обещанное изменение избирательной системы, то я не вижу ни одной причины, по которой этого не произойдет.

Смешанная система – очень выгодная вещь. Она позволит сэкономить режиму значительную часть ресурсов, которые обычно тратятся на избирательные кампании. Гораздо дешевле купить и коррумпировать любого Васю Пупкина после того, как он пройдет по одномандатному округу, чем инвестировать средства в сам выборный процесс. Мы это видели уже на примере выборов в Народное собрание Гагаузии прошлого созыва.

Кроме того, людей очень быстро убедят в том, что выбирать отдельных, ярких, независимых личностей лучше, чем все эти порядком поднадоевшие партии. И люди так же страстно вовлекутся в этот фальшивый процесс, как это наблюдалось несколько недель назад в не менее фальшивых президентских выборах.

Итогом будет – совершенно подконтрольный режиму парламент. И еще более перемолотое в предвыборных страстях общество.

T.: Возможны ли досрочные парламентские выборы?

M.T.: Конечно. Но уже по новой избирательной системе. Это может быть представлено Додоном в качестве его личной победы. Мол, обещал и вот – нате, получите!  Ну а то, что в новом парламенте социалистов будет не так много, как кому-то хотелось бы, не беда. Президент же обещал служить всему обществу, а не отдельным партиям. Вот как раз и представится отличный повод это продемонстрировать всем на радость.

T.: Чего следует ожидать от ведущих политиков Молдовы в ближайшее будущее?

M.T.: Сейчас у нас есть единственный относительно непредсказуемый политик. По крайней мере, он регулярно застает врасплох всех своих подопечных – от парламентского большинства до разнообразной фольклорной оппозиции.  Это – Плахотнюк. Вот его об этом и спрашивайте.

В целом молдавский политический борщ остывает. Какие-то там бульки на поверхности еще всплывают, но он уже сварен. И поедать это варево всем нам придется очень и очень долго. Вне зависимости от гастрономических пристрастий и прописанной диеты.

T.: Господин Ткачук, хотелось бы узнать, чем Вы заняты в настоящее время, над чем работаете?

M.T.: А можно об этом я Вам как-нибудь потом расскажу?

На самом деле, куча интересных дел! Но мне бы не хотелось о них рассказывать в контексте тех депрессивных и грустных тем, которых мы коснулись выше. В следующий раз. Если у Вас не пропадет желание и интерес.

Андриана Кептине

Comments

comments

ОСТАВИТЬ ОТВЕТ