"Турецкий фактор": как политика Анкары влияет на предвыборную ситуацию в ЕС

94
Дипломатический конфликт между Турцией и Нидерландами разгорелся на фоне предвыборного ажиотажа в ряде европейских государств. ТАСС объясняет, как это повлияет на политические расклады в Старом Свете

Намерение турецких властей провести кампанию в поддержку президента Реджепа Тайипа Эрдогана среди представителей турецкой диаспоры в ЕС стало проблемой общеевропейского масштаба. На минувших выходных Нидерланды не пустили в страну самолет главы МИД Турции, еще несколько членов Евросоюза запретили выступления официальных лиц из Анкары перед турецкими гражданами, проживающими в этих государствах. Ряд стран ЕС, в том числе и сами Нидерланды, в настоящее время готовятся к важнейшим парламентским и президентским выборам, и «турецкий фактор» может сыграть не последнюю роль в определении исхода голосования.

«Убирайтесь в Турцию и не возвращайтесь»

Внимание всей Европы на этой неделе будет приковано к руководителю голландской крайне правой Партии свободы (ПС) Герту Вилдерсу. Еще год назад этот политик являлся безусловным фаворитом предвыборной гонки и претендовал на 40 и даже больше мест в парламенте, а сейчас находится лишь на втором месте. Но это не значит, что популярность крайне правых в Нидерландах снижается. Дело в том, что среди участников опросов общественного мнения есть большое число тех, кто еще не определился со своими политическими предпочтениями и, соответственно, пока не может дать однозначный ответ на вопрос о том, за кого они намерены голосовать. Таких, как показывают исследования, в Нидерландах очень много, чуть ли не половина, и выбор они делают в самый последний момент. Однако для тех, кто действительно поддерживает радикальные и антиевропейские идеи Вилдерса, альтернативы практически нет.

А еще Вилдерса часто сравнивают с Дональдом Трампом за антимигрантскую риторику, критику ислама и националистические взгляды. В среду, 15 марта, в Нидерландах пройдут парламентские выборы, на которых лидеру ультраправых предстоит сразиться с нынешним премьер-министром, лидером Народной партии за свободу и демократию (НПСД) Марком Рютте. Именно его президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган раскритиковал за то, что голландские власти отказали главе турецкого МИД Мевлюту Чавушоглу в поездке в королевство: «Если вы можете пожертвовать турецко-голландскими отношениями ради выборов в среду, вы заплатите цену, — заявил он на выходных во время выступления в Стамбуле. — Я думал, что с нацизмом было покончено, но я оказался не прав. На самом деле нацизм по-прежнему жив на Западе».

Турецкий лидер, по-видимому, намекал на то, что своими жесткими действиями Рютте пытался повысить свой авторитет в глазах «правого» электората, который в большинстве планирует голосовать за Вилдерса. Тот, в свою очередь, по полной отыгрывал «турецкую карту» в своем Twitter: сначала он призвал правительство Нидерландов отозвать посла из Турции и выдворить турецкого посла в Гааге, а затем посоветовал всем туркам, которые согласны с высказываниями Эрдогана в адрес Нидерландов, «убираться в Турцию и не возвращаться».

«Убирайтесь и никогда не возвращайтесь. И заберите всех своих турецких фанатов из Нидерландов, пожалуйста. #пока-пока», — Герт Вилдерс.

Как отмечают эксперты The Washington Post, Вилдерс и Эрдоган стали друг для друга «полезными пугалами» в преддверии судьбоносных голосований в обеих странах. На 16 апреля в Турции назначен референдум о внесении поправок в конституцию страны, которые предполагают смену формы правления с парламентской на президентскую и в итоге еще больше укрепить власть в руках Эрдогана. В Европе, всегда считавшейся незыблемой основой либеральной демократии и ценностей, усматривают в реформе реальную угрозу дальнейшего сползания Турции к авторитаризму. В этих условиях Эрдоган четко осознает: чтобы одержать победу в большой дипломатической войне с ЕС, необходимо уже сегодня продемонстрировать жесткость своих устремлений и способность оказывать влияние на европейских политиков.

В своей предвыборной кампании Эрдоган активно эксплуатирует образ врага — главным образом, религиозного деятеля Фетхуллаха Гюлена. «В итоге риторика Эрдогана направлена на то, чтобы показать жителям Турции, что его главного идеологического противника поддерживают «плохие люди» — «нацисты» и тому подобные, — рассуждает научный сотрудник Центра изучения Ближнего и Среднего Востока Института востоковедения РАН Ильшат Саетов. — Чем ближе к референдуму, тем более резкие заявления от Эрдогана можно ожидать».

Вместе с тем ужесточается и риторика ультраправых европейцев. Эксперт Waterford Institute of Technology Рослин Фюллер предполагает, что скандал в отношениях с Турцией, в который вовлечены не только Нидерланды, но и другие ведущие страны ЕС, может еще больше раскачать ситуацию внутри Евросоюза: «Евроскептики в своей риторике умело объединяют рост антииммигрантских настроений с растущим недовольством нехваткой рабочих мест и экономическими проблемами». Все это приводит к усилению таких политиков, как Герт Вилдерс. Тем более что лидер голландских ультраправых уже давно агитирует за усиление контроля над иммигрантами-мусульманами (в том числе представителями турецкой общины), а также выступает против двойного гражданства, позволяющего людям обладать одинаковыми политическими правами сразу в двух странах. В Нидерландах проживает около 400 тыс. выходцев из Турции — именно за голоса этих людей чиновники из Анкары планировали бороться во время визитов в Европу.

Впрочем, жесткие меры по отношению к туркам укрепили позиции не только ультраправых, но и действующей власти в лице Марка Рютте. Bloomberg со ссылкой на данные социологических опросов пишет, что решение не допускать митинги турецких чиновников в Нидерландах поддерживает 86% электората. Ранее Рютте обратился ко всем беженцам и мигрантам, призвав их либо разделять голландские ценности, либо уехать из страны. «У вас есть выбор, — подчеркнул он. — Если вы живете в стране, где вас постоянно все раздражает, если вы не хотите адаптироваться, то у вас есть выбор. Убирайтесь! Вы не нужны здесь».

Газета Het Financieele Dagblad, анализируя сложившуюся ситуацию, пишет, что голландские власти, даже если бы очень захотели, не могли предотвратить дипломатический конфликт с Турцией: «Рютте хотел найти компромисс, например, чтобы турецкий министр приехал, но не выступал с публичной речью, а провел мероприятие в посольстве или консульстве. Однако еще до завершения переговоров Турция начала угрожать санкциями. Поэтому у Рютте не осталось другого выбора, как всеми возможными способами предотвратить выступление министра с речью. Он бы сам выкопал себе политическую могилу, если бы уступил Эрдогану».

«Нет турецкой избирательной кампании во Франции!»

Громкие заявления посыпались и от ведущих политиков Франции, где в конце апреля — начале мая состоятся президентские выборы. Все ключевые участники гонки подвергли критике действия Турции, а также осудили решение крайне непопулярного в народе президента-социалиста Франсуа Олланда, санкционировавшего митинг с Чавушоглу во французском городе Мец. Кандидат в президенты от ультраправой партии «Национальный фронт» Марин Ле Пен в своем Twitter выступила против проведения на территории страны акций, организованных турецкими властями. «Почему мы должны терпеть на нашей земле те слова, от которых отказались другие демократии? Нет турецкой избирательной кампании во Франции!» — написала она.

Ближайший соперник Ле Пен, лидер движения «На марше» Эмманюэль Макрон также осудил высказывания президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в адрес Нидерландов и выразил пожелание, чтобы страны — члены Евросоюза придерживались единой позиции в отношении запрета на выступления турецких политиков на своей территории. «Наша страна не должна мириться на своей земле с нападками на демократию, наших союзников и наши ценности, — приводит его слова Agence France-Presse (AFP). — Я бы предпочел, чтобы Европейский союз решил везде запретить подобный тип выступлений».

В этом же ключе высказался кандидат от «Республиканцев» Франсуа Фийон: по его словам, действующий президент Франсуа Олланд нарушил европейскую солидарность, разрешив митинг в Меце. Политик пошел еще дальше, заявив, что переговоры о присоединении Турции к Евросоюзу бесперспективны, и европейцы давно должны были четко объяснить это турецкой стороне, начав поиски новых форматов сотрудничества. «Нужно рассмотреть с ними другие формы отношений, однако то, как мы даем развиваться этим переговорам о вхождении Турции в ЕС, которые длятся вот уже 30 лет, является, на мой взгляд, еще одной из причин той напряженности, которая сейчас имеется в отношениях с Турцией», — сказал республиканец.

Как подчеркнул Фийон, сегодня у Евросоюза «есть настоящая проблема в отношениях с Турцией», эта ситуация «требует большей твердости» в адрес Анкары со стороны ЕС. «Я не требую запрета собраний, организованных турецкими сообществами во Франции, они имеют полное право собираться, — отметил политик. — Вопрос сейчас стоит о провокации турецкого правительства в отношении Германии и Нидерландов, которая должна была вылиться в решение французского правительства не позволить этому турецкому министру (Чавушоглу) приезжать на нашу территорию».

«Призываем к конструктивной деэскалации»  

За последние дни власти Австрии, Германии и Швейцарии также запретили выступления официальных лиц из Анкары перед турецкими гражданами, проживающими в этих странах. Премьер-министр Дании Ларс Лёкке Расмуссен объявил в понедельник о планах из солидарности с Нидерландами перенести визит в Копенгаген главы Кабмина Турции Бинали Йылдырыма: «Недавние нападки Турции на Нидерланды не могут быть не затронуты на предстоящей встрече. Принимая это во внимание, я предложил турецкой стороне перенести ее», — говорится в сообщении, опубликованном в Facebook политика. Двусторонние консультации премьеров должны были пройти уже в этом месяце. Глава датского правительства сообщил, что Копенгаген наблюдает за событиями в Турции «с большой озабоченностью».

«При нормальных условиях это не помешало бы встрече, и мы высказали бы наши опасения открыто. Однако, учитывая характеристики, данные Анкарой демократиям Запада, встреча будет означать, что Дания относится к действиям Турции мягче, чем есть на самом деле», — добавил Расмуссен. Он также подчеркнул, что в обычных условиях для него было бы удовольствием пообщаться с господином Йылдырымом, как это произошло в Анкаре 10 декабря прошлого года.

Солидарность с Нидерландами выразило и руководство Германии (турецкая диаспора в этой стране составляет более 1,5 млн человек). «Я на прошлой неделе в бундестаге назвала неприемлемыми и преуменьшающими преступления нацизма риторические выпады (со стороны Турции. — Прим. ТАСС), — сказала канцлер ФРГ Ангела Меркель на пресс-конференции. — Это касается как Германии, так и дружественных нам Нидерландов. Я полностью поддерживаю и солидарна с Нидерландами».

В Брюсселе турецким властям посоветовали избегать жестких заявлений, которые могли бы привести к росту напряженности в отношениях с отдельными странами ЕС, и избрать путь диалога для решения разногласий. Об этом говорится в опубликованном сегодня совместном заявлении верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерики Могерини и комиссара ЕС по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнеса Хана.

«Европейский союз призывает Турцию воздержаться от выходящих за рамки заявлений и действий, которые могут еще больше усугубить ситуацию», — говорится в документе. При этом Могерини и Хан напомнили, что страны ЕС, согласно нормам международного права, имеют право самостоятельно решать, допускать ли проведение на своей территории митингов и агитационных кампаний, касающихся референдума по внесению поправок в конституцию Турции. «Вопросы, вызывающие озабоченность, могут быть решены только через открытые и прямые каналы связи», — напомнили они.

Наконец, Москва призвала Гаагу и Анкару к сдержанности и конструктивной деэскалации конфликта. «Безусловно, мы призываем и Гаагу, и Анкару к сдержанности, к конструктивизму в деэскалации той напряженности, которая возникла между двумя странами, — заявил журналистам пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков. — И мы не считаем, что здесь есть необходимость в каких-то посредниках. Выйти из этой ситуации могут только эти две страны».

Comments

comments