фото: Valentina Ursu | RFE/RL

Официальный Кишинев призвал ООН включить в повестку Генассамблеи вопрос о выводе российских войск из Приднестровья. Вице-министр иностранных дел Лилиан Дарий заявил в интервью корреспонденту Свободной Европы в Нью-Йорке, что еще неизвестно, включен ли в повестку вопрос о выводе российских войск. Аналитик Владимир Сокор скептически оценивает вероятность того, что ООН обсудит эту проблему.

Свободная Европа: Премьер Павел Филип на Генеральной ассамблее ООН говорил о выводе российских войск с территории левобережья Днестра, из Приднестровья, а представитель Молдовы в ООН передал официальное письмо с просьбой включить этот вопрос в повестку дня Генассамблеи ООН. Как вы расцениваете эту настойчивость Кишинева, который намерен добиваться вывода российской армии?

Владимир Сокор: Это, скорее всего, жест не внешнеполитический, а внутриполитический. Власть г-на Плахотнюка лишена правомочности, и он пытается найти замену внутренней легитимности на внешнеполитическом уровне.

Г-н Плахотнюк инсценирует геополитический конфликт чтобы показать себя сторонником прозападной ориентации

Именно власть г-на Плахотнюка, ведь г-н Плахотнюк лично привел г-на Додона во главу государства. Г-н Додон, самый пророссийский политик на всем пространстве бывшего Советского Союза, умышленно был допущен к власти в Кишиневе, чтобы облегчить г-ну Плахотнюку сближение, примирение с Москвой, куда г-н Плахотнюк и его окружение не был вхож.

Сейчас Плахотнюк совершает разворот на 180 градусов и требует вывода российских войск с территории Республики Молдова. Это не решение правительства. Решения принимает именно г-н Плахотнюк. По сути же, ходатайство Кишинева перед ООН не будет иметь никакой ценности.

Свободная Европа: Почему?

Это очередной маневр господина Плахотнюка. За те годы, что он находится у власти, он привык ошарашивать нас своими внезапными выкрутасами

Владимир Сокор: Еще неизвестно, будет ли включен этот вопрос в повестку дня сессии. Если и будет включен, то практическая ценность этого шага равна нулю.

В предыдущие годы на Генассамблее ООН также рассматривались проекты резолюций о выводе российских войск из Грузии и Республики Молдова, предложенных к обсуждению известной группировкой ГУАМ: Грузия, Украина, Азербайджан, Молдова. Вместе эти четыре страны предлагали несколько лет целый комплекс резолюций на упомянутую уже тему вывода российских войск с территории Грузии и Республики Молдова. Результаты известны.

Г-н Плахотнюк инсценирует этот геополитический конфликт во внутриполитической жизни страны чтобы показать себя борцом за независимость и сторонником прозападной ориентации – в противовес г-ну Додону, который угрожает этой ориентации. Г-н Плахотнюк облегчил, практически определил избрание пророссийского депутата Игоря Додона президентом страны.

Так что это очередной маневр г-на Плахотнюка. За те годы, что он находится у власти, он привык ошарашивать нас своими внезапными выкрутасами. Это очередной его изворот. Если г-н Плахотнюк настроен решительно в своем отношении к России, то ему следовало бы начать с отмены закона о выборах, инициированного его же партией, активно продвигаемого его телеканалами и принятого им же контролируемым парламентским большинством. Новый закон о выборах практически гарантирует победу пророссийских сил на парламентских выборах в следующем году.

Владимир Сокор: «Молдова никогда не должна соглашаться на присутствие российских войск»

Свободная Европа: Г-н Сокор, поговорим о приднестровской проблематике. Скажите, каким образом дело дошло до разделения российских войск на оперативную группу и миротворческий контингент? Потому что даже в этом обращении в ООН Кишинев подчеркивает, что речь идет о выводе не миротворцев, а ОГРВ. Откуда эта дифференциация?

Владимир Сокор: Очень интересный вопрос. Все это произошло благодаря России и, в значительной степени, Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе и Германии, которая играет в ОБСЕ большую роль.

В начале 90-х годов Республика Молдова приняла предложение России о том, чтобы подразделения, выполняющие роль миротворцев, были выделены из состава Оперативной группы российских войск (ОГРВ). В Республике Молдова незаконно пребывали несколько тысяч российских военнослужащих. Из их рядов планировалось выделить подразделения, которым предстояло исполнить роль миротворцев. Следовательно, не все российские военнослужащие относились к миротворческим силам. Часть из них выполняла по ротации роль миротворцев, тогда как другая часть, тоже по ротации, обеспечивала охрану боеприпасов на складе в Колбасном и выполняла другие миссии, не относящиеся к поддержанию мира.

Следовательно, роль миротворцев выполняли по ротации подразделения ОГРВ. Эта неопределенность позволила России сохранять свои войска под эгидой миротворческой миссии. Республика Молдова в то время требовала вывода российских войск – и точка, вне зависимости от роли, которую исполняли подразделения ОГРВ.

Молдова – единственная страна, в которой Россия владеет самопровозглашенной монополией на миротворческую миссию

В 2005-2006 гг. министерство иностранных дел Германии внесло предложение в ОБСЕ. Министр Франк-Вальтер Штайнмайер выдвинул идею, согласно которой, российские миротворцы играют положительную роль, и было бы ошибкой требовать их вывода.

В результате был достигнут компромисс, согласно которому так называемый «миротворческий контингент» может остаться, а подразделения, выполняющие другую миссию, не миротворческую, должны уйти. Это была компромиссная формула, которая и привела к указанной дифференциации.

Но Россия ответила предельно эффективно и логично, заявив, что так называемые миротворческие силы выделяются из состава той же ОГРВ. В результате же возник лабиринт, из которого оказалось довольно трудно выбраться.

Я всегда считал, что Республика Молдова должна добиваться вывода российских войск в целом, безо всякого разграничения между подразделениями, которые временно исполняют миротворческую роль, и теми, кто временно выполняет другие миссии на территории Молдовы.

Свободная Европа: Как раз хотела спросить – эта дифференциация вынуждает Кишинев занимать оборонительную позицию?

Владимир Сокор: Республика Молдова никогда не должна соглашаться на присутствие российских войск – с миротворческой или какой-либо другой миссией. Российские войска лишены международного мандата.

Везде в мире миротворцы облечены международным мандатом со стороны ООН или других региональных организаций, в частности, со стороны Африканского Союза.

Республика Молдова – единственная страна, в которой Россия владеет самопровозглашенной монополией на миротворческую миссию и отклоняет как предложения об интернационализации миротворческой операции, так и требования Молдовы о выводе российских войск.

Тирасполь не то что не получит отрицательного ответа – вообще не получит никакого ответа

Если бы Республика Молдова, точнее, ее власть проявила более серьезный подход в этом вопросе, она обязательно бы потребовала вывода иностранных войск в целом, без искусственного разграничения между миротворческим и не-миротворческим контингентом. Тем самым Молдова показала бы, что российские войска не облечены международным мандатом, поэтому она не может согласиться на их присутствие. Аргументируя свои требования, Молдова могла бы сослаться на международное право и суверенитет – именно эти нормы нарушает Российская Федерация на территории Молдовы с 1992 года, при содействии и соучастии отдельных правительств РМ.

Владимир Сокор: «Молдова никогда не должна соглашаться на присутствие российских войск»

Требовать вывода российских войск – и согласиться с присутствием так называемых миротворческих сил…Такой подход противоречит принципу суверенитета Республики Молдова. Это неэффективная позиция, так как Молдова, как мы все видим, не ссылается ни на международное право, ни на государственный суверенитет. Она просто дает добро на дальнейшее присутствие так называемых миротворческих сил.

Республика Молдова соглашается на монополию российской миротворческой миссии на своей территории. Республика Молдова сама загоняет себя в уникальную, насколько я знаю, категорию – единственной в мире страны и уж точно единственной республики Советского Союза, где власть говорит: «Мы согласны с монополией российских миротворческих сил и не будем ссылаться на международное право или государственный суверенитет».

Свободная Европа: А если Тирасполь обратится в ООН с требованием о предоставлении Приднестровью мандата наблюдателя в рамках организации, какой ответ он получит, по вашему мнению?

Владимир Сокор: Тирасполь не то что не получит отрицательного ответа – вообще не получит никакого ответа. Такой демарш ООН просто проигнорирует.

Запад закрывал глаза на ситуацию по той простой причине, что проблема Молдовы не являлась первоочередной

Но мы не должны смотреть на вещи с формальной точки зрения. Начиная с 1990 года и даже после 2000 года, Россия неуклонно призывала ООН признать ее особую роль в сохранении мира на территории бывших советских государств. Разумеется, эта роль признана не была.

Но, с другой стороны, эта роль никогда всерьез и не оспаривалась. Запад предпочел закрыть глаза на эту проблему. Точно так же, можно не сомневаться, Запад оставит без внимания и никогда не даст ход обращению Тирасполя о предоставлении статуса наблюдателя при ООН.

Но ситуация остается неизменной: без легитимности, без чьего-либо согласия и без легального или формального международного мандата. Несмотря на это, Россия сохраняет свое военное присутствие на территории Республики Молдова и вызывающе заявляет, что выводить их не собирается.

Владимир Сокор: «Молдова никогда не должна соглашаться на присутствие российских войск»

Свободная Европа: Их присутствие в восточных районах Молдовы никогда официально не признавалось…

Владимир Сокор: Совершенно верно, никогда не признавалось законным. Но в неофициальном порядке Запад закрывал глаза на сложившуюся ситуацию по той простой причине, что проблема Республики Молдова не являлась первоочередной в списке внешнеполитических приоритетов.

Следовательно, присутствие российских войск было формальным, не узаконенным, неофициальным согласием де-факто. Когда-то Республика Молдова даже предлагала поискать формулу интернационализации контингента российских миротворцев. Прозвучали различные идеи, вопрос обсуждался около десяти лет.

Свободная Европа: Шанс на интернационализацию – он еще есть?

Владимир Сокор: Это предложение обречено на провал. Прежде всего потому, что международный мандат не может быть предоставлен без согласия России. Такой мандат может предоставить только Совбез ООН, в котором, как известно, Россия обладает правом вето. Кроме того, существует теоретический шанс на получение международного мандата со стороны Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Россия, можете не сомневаться, дорого продаст свое согласие

Прежде ОБСЕ не проводила никаких миротворческих операций. Думаю, официальные представители ОБСЕ в течение долгих лет и даже сейчас не имели бы ничего против того, чтобы взять на себя миротворческую миссию, потому что эта привело бы к укреплению престижа и ресурсов организации. Однако и в ОБСЕ Россия обладает правом вето.

Любой международный мандат, если дело дойдет до этого, придется обсуждать с Россией. И придется согласовывать состав возможного международного контингента: какие страны помогают личным составом, кто осуществляет командование, кто финансирует – кто и чем способствует возможной международной миротворческой миссии.

Иными словами, вопросы состава, вклада со стороны того или иного государства, финансирования, командования – на обсуждение всех этих моментов потребуется долгое время, благо у России есть право вето, и без ее согласия в ОБСЕ или Совбезе ООН не может быть предоставлен ни один мандат.

И Россия, можете не сомневаться, дорого продаст свое согласие, она будет настаивать на том, чтобы ей досталось командование этой операцией, так же она захочет комплектовать основной личный состав, а кроме того, она обговорит себе право решать, участвовать или нет натовским войскам в операциях по поддержанию мира на территории Республики Молдова или любой другой территории.

Comments

comments